Выходила во Владивоcтоке с 1907 по 1919 годы. Выпуск возобновлен в 1995 году.

Прогноз погоды: 

«Мы в первую очередь заинтересованы в реализации инфраструктурных проектов»


На саммите АТЭС было принято много решений, важных для развития экономики нашей страны. Какие последствия они будут иметь конкретно для дальневосточных регионов? Об этом корреспондентам "РГ" рассказал полномочный представитель президента в Дальневосточном федеральном округе - вице-премьер Юрий Трутнев.


Юрий Петрович, вы вместе с президентом участвовали в саммите. Каковы наиболее важные итоги для развития Дальневосточного федерального округа?


Юрий Трутнев: Саммит АТЭС нацелен на расширение экономического сотрудничества со странами Азиатско-Тихоокеанского региона, и как раз это лежит в основе новой модели развития Дальнего Востока. Мы хотим предложить нашим коллегам участие в инвестиционных проектах на территории ДФО. И это не только призывы. 


Во время недавней поездки президента России в Китай тоже была затронута тема развития Дальнего Востока. Подписано 17 соглашений, в том числе с рядом компаний. Из конкретных достижений можно назвать подписанное соглашение между "РусГидро" и китайской корпорацией Сhina Three Gorges Corporation (СTGC) о строительстве четырех противопаводковых станций, которые будут не только защищать жителей региона от наводнений, но и вырабатывать значительное количество электроэнергии, увеличив ВВП России.


Мы проделали большую работу по созданию механизмов поддержки инвестиционных проектов, созданию территорий опережающего развития. В разговорах с коллегами мы подчеркивали, что только общими усилиям мы сможем изменить динамику развития Дальнего Востока.


Владимир Путин пригласил участников саммита воспользоваться открывающимися возможностями для организации производств на Дальнем Востоке. "Мы готовы создать вам действительно лучшие, конкурентоспособные условия для работы", - сказал президент. По-видимому, он имел в виду те условия и возможности, которые даст инвесторам закон о ТОРах? Какие "калачи" законопроект (пока еще) предлагает именно иностранным инвесторам, что могло бы их развернуть лицом к нашему Дальнему Востоку?


Юрий Трутнев: Там три блока, как вы говорите, "пряников". Первое - достаточно широкие налоговые преференции. Я бы даже сказал, беспрецедентно широкие. Второе - снижение административных барьеров для бизнеса. И третье - строительство за государственный счет инфраструктуры. Пониженная ставка налога на землю, на имущество. Ускоренный механизм возмещения НДС, упрощенный порядок проверок и так далее. В принципе при разработке закона о ТОРах мы взяли за основу лучшие мировые практики в законодательной и налоговой сфере.


Если иностранные инвесторы приведут за собой своих работников, то что вы скажете местным жителям, которые по-прежнему бегут в центр России?


Юрий Трутнев: Скажу простую вещь: лимитировать использование рабочей силы в каких-то случаях мы будем. Но если в высокотехнологичных сферах у нас не будет специалистов, мы пойдем навстречу инвесторам и разрешим пригласить своих специалистов. Но в целом ставка в создании территорий опережающего развития будет делаться на россиян.


Какие еще совместные проекты со странами АТР предполагается запустить в первую очередь?


Юрий Трутнев: Конечно, мы в первую очередь заинтересованы в реализации инфраструктурных проектов. Что касается других, я пока сознательно не выходил на прямые переговоры с иностранными инвесторами. Я считаю, переговоры с инвесторами надо вести, когда ты к ним готов. А абстрактно рассуждать о будущих планах некорректно, да и доверие потом теряется друг к другу. У нас пока не было закона (он прошел первое чтение, принят единогласно), не были решены вопросы с финансированием. Как раз всем этим мы сейчас и занимаемся.


Финансирование начнется с 2015 года. Сейчас мы начнем советоваться с инвесторами, в зависимости от этих переговоров и определится ближайший проект. Ведь чего-то хотим мы, а чего-то они. Будем искать консенсус. Если говорить о наших пожеланиях, нас интересуют инвестиции в инфраструктурные проекты - проекты, объемные по денежным вложениям и с высокими сроками окупаемости...


На территориях опережающего развития кому будет отдаваться приоритет - российским или иностранным компаниям? Или это не имеет значения?


Юрий Трутнев: В приоритете у нас отечественные проекты, использование нашего экономического потенциала. Выходить на иностранных партнеров с рассказами о "светлом будущем" бесперспективно, надо сначала окончательно принять закон, отработать модель, конкретизировать все детали, чтобы было о чем говорить.


Представители местного бизнеса опасаются, что окажутся в неравных условиях с новыми предприятиями, работающими на территориях опережающего развития на льготных условиях.


Юрий Трутнев: ТОР - это точки роста. Можно, конечно, теоретизировать, насколько хорошо, когда рядом работают предприятия в различных налоговых условиях. Но, согласитесь, нет ни одной страны в мире с высокими темпами развития, которая в той или иной степени не применяла бы подобные механизмы. Сингапур, Япония, Корея, Китай - любую страну посмотрите, все начинают развиваться вот такими точками роста, потому что непосильно разом поднять всю территорию. И конкуренции опасаться не стоит, мы будем создавать ТОРы по тем направлениям, которые сами по себе станут драйверами роста. К примеру, одной из точек такого роста станет Комсомольск-на-Амуре, где планируется локализация производства, когда детали для сборки самолетов, производство которых разбросано по всей стране и по миру, будет производиться в самом Комсомольске-на-Амуре. Все это будет делать бизнес, а мы займемся социальной инфраструктурой - энергетикой, жильем, детскими садами... В результате общими усилиями мы фактически город перестраиваем: появится масса новых рабочих мест, масса новых возможностей - какому местному бизнесу это помешает?


Государство не впервые обещает малому бизнесу пряники, но на деле взять их не удается. Не получится ли и с ТОРами так же?


Юрий Трутнев: Президент принимает решение о налоговых льготах для новых проектов. Прошел год, и выясняется, что предоставленными льготами никто не воспользовался. Начинаю разбираться почему. Оказалось, что чиновники придумали механизм реализации этих льгот через региональные инвестиционные проекты, т.е. сначала ты должен им доказать, что проект у тебя и региональный, и инвестиционный. Понаставили массу таких барьерчиков, в результате никто не в состоянии через них перелезть. Я задал вопрос министру экономики: а зачем это придумано, ведь есть конкретное поручение президента?


При создании ТОРов мы не должны допустить подобных ошибок, дорога для бизнеса должна быть проста и понятна. У нас требования будут очень простые, в первую очередь будем смотреть на то, сколько денег вкладывается в расчете на бюджетный рубль. Ведь ТОР - это прежде всего существенное уменьшение налогов, снижение административных барьеров и возведение инфраструктуры за государственный счет. И если мы вкладываем государственные средства, мы должны точно знать, а что сделает частник, какие он вложит деньги, какие налоги впоследствии мы получим, сколько будет создано новых рабочих мест.