Замминистра здравоохранения Павел Пугачев: У нас есть опыт по применению телемедицинских технологий, его нужно продвигать и закреплять
Умная газета для умных людей
Выходила во Владивостоке с 1907 по 1919 годы. Выпуск возобновлен в 1995 году.
Яндекс.Погода

Замминистра здравоохранения Павел Пугачев: У нас есть опыт по применению телемедицинских технологий, его нужно продвигать и закреплять

10.11.2020

Все поликлиники и больницы должны быть подключены к единой информационной системе в сфере здравоохранения (ЕГИСЗ) к 2022 году, а медицинские полисы, рецепты и больничные - стать электронными к 2024 году. О том, как коронавирус повлиял на цифровизацию медицины, в интервью "РГ" рассказал заместитель министра здравоохранения Павел Пугачев.

Расходы на нацпроект "Здравоохранение" сокращаются. Как это повлияет на цифровизацию медицины?

Павел Пугачев: Дополнительное финансирование на цифровизацию здравоохранения предусмотрено в плане по восстановлению экономики, который принят правительством. То, что мы запланировали, безусловно, выполним.

Задачи даже расширяются. Так, в единый цифровой контур войдут система обязательного медицинского страхования и частные организации. Правки как раз вносятся в федеральный проект.

Как это повлияет на качество и доступность медицинских услуг?

Павел Пугачев: Изменения будут в лучшую сторону. В системе ОМС это в первую очередь защита интересов граждан в части оказания им медицинской помощи и только во вторую механизм финансирования оказанных услуг. Включение системы ОМС в цифровой контур системы ОМС позволит увязать счета за оказанную медицинскую помощь и медицинские документы, сформированные при ее оказании. Наличие этой информации в цифровом виде позволит проводить дистанционный контроль качества оказания медицинской помощи. Ознакомиться с информацией о полученных услугах смогут и сами граждане - в суперсервисе "Мое здоровье" на портале госуслуг, а заодно сообщить в фонд ОМС или своему страховщику, если вдруг выявят какие-то приписки.

Что значит "преемственность оказания медицинской помощи"?

Павел Пугачев: Это ключевой параметр, который позволит не только оценить уровень цифровизации в системе здравоохранения, но и повысить качество оказываемой медицинской помощи. Приведу пример - человек обратился к участковому терапевту на консультацию, у него взяли анализы и провели диагностику, выяснилось, что требуется госпитализация. При поступлении в стационар врачу должна быть доступна электронная история болезни этого пациента. Также, как выписка из больницы должна попасть в поликлинику и быть доступной участковому терапевту, и медицинские документы о результатах обследования. Ну а благодаря тому, что в единый цифровой контур войдут частные организации, то и сформированные там медицинские документы также должны быть доступны пациенту в цифровом виде. У человека должна быть возможность получить доступ к этим документам в личном кабинете в суперсервисе "Мое здоровье", предоставить к ним доступ своему лечащему врачу.

Как суперсервис "Мое здоровье" будет развиваться дальше?

Павел Пугачев: На портале госуслуг, где он находится, сегодня зарегистрировано больше 100 млн человек, а это - более 2/3 населения страны. Более 10% пользователей уже воспользовались данными сервисами в 2020 году, но число пользователей суперсервиса "Мое здоровье" постоянно растет и впрямую зависит от готовности сервисов в регионах. Так, например, одна из ключевых задач суперсервиса - обеспечить доступ гражданам к тем медицинским документам, которые были оформлены в медицинских организациях, их сохранность и конфиденциальность. Для этого медицинская организация, которая оказывает медицинскую помощь гражданину, должна завершить переход на электронный документооборот и обеспечить подключение своей информационной системы к единому цифровому контуру. До конца года стартует пилотный проект, в рамках которого жителям ряда регионов станут доступны на портале госуслуг электронные рецепты и телемедицинские консультации. К 2024 году эти цифровые инструменты будут у жителей всей страны.

Телемедицинские консультации будут бесплатными для граждан?

Павел Пугачев: В рамках пилотного проекта гражданину все сервисы будут доступны бесплатно, но мы планируем, что и платные медицинские услуги тоже должны быть доступны по мере подключения к сервисам частных медицинских организаций. Что касается телемедицины, то пилотный проект нам необходим для отработки механизмов ее финансирования, в том числе в рамках ОМС. На сегодня уже подготовлен законопроект, который подразумевает включение с 2022 года в программу государственных гарантий оплаты дистанционного мониторинга пациентов с артериальной гипертензией. За год мы планируем отработать эту модель. С технологичной точки зрения проблем вообще нет. Нужно понять экономику: как вписать услугу в программу ОМС, разработать тарификацию.

Речь идет о дистанционных консультациях без постановки диагноза?

Павел Пугачев: Корректировка диагноза лечащим врачом в ходе дистанционной консультации доступна и сейчас. Но зачастую человеку гораздо важнее не сам факт постановки диагноза, а возможность получить второе мнение или выработать тактику обследования и лечения, что тоже немаловажно, потому что пациент может просто не знать, куда ему обратиться, и тратит время на бесполезное хождение. Очень удачный в этом отношении опыт Красноярска по созданию виртуальной поликлиники. Раньше для получения медицинской консультации в краевой больнице жителям отдаленных деревень приходилось по две недели жить в городе. Они снимали жилье для того, чтобы пройти дополнительные обследования, узнать свой диагноз и получить рекомендации врача. При этом фактическое время общения со специалистом у них составляло около двух часов. Сегодня большую часть консультаций люди могут получить дистанционно из дома. Врачи местной поликлиники в электронном виде предоставляют необходимые медицинские документы в Красноярскую краевую больницу, где их изучают, при необходимости назначают человеку дополнительные обследования, которые, по возможности, проводятся по месту жительства. После этого составляется план лечения. И когда человек приезжает в Красноярск, ему уже назначены все процедуры, он уже записан ко всем врачам. Пребывание в городе сокращается до двух суток. И это существенный эффект, который достигнут, в том числе, за счет цифровизации. Если говорить о возможности поставить диагноз дистанционно без очного приема, то доказанных методик и алгоритмов пока нет. Однако сегодня принят закон об экспериментальных правовых режимах, и сейчас готовится законопроект о проведении таких экспериментов в сфере здравоохранения. После принятия этого закона на уровне правительства смогут быть приняты решения о проведении подобных экспериментов.

Какие из цифровых технологий оказались наиболее полезными во время пандемии? Какие из них были использованы впервые?

Павел Пугачев: Конечно, очень помогли технологии дистанционного взаимодействия, количество удаленных сеансов выросло более чем в два раза. Люди, которые оказались на вынужденной самоизоляции, нуждались в консультации врача. Поэтому многие регионы, не дожидаясь инициативы федерального центра, использовали возможности телемедицины. А вот впервые и достаточно широко во время пандемии стали применяться технологии распознавания медицинских изображений. Например, в Москве открылся референс-центр, где на основании КТ-снимков с помощью искусственного интеллекта сегодня диагностируется COVID.

Пандемия подстегнула развитие цифровых технологий. Что будет с цифровым здравоохранением после нее?

Павел Пугачев: Если вы помните, летом пандемия отступала, но количество телемедицинских консультаций все равно оставалось на высоком уровне. Совершенно точно дистанционный формат взаимодействия останется востребованным, он показывает свою эффективность. И важно, чтобы развивались именно технологии дистанционного мониторинга состояния здоровья, которые позволяют наблюдать за пациентами из групп риска, своевременно реагировать в случае ухудшения их самочувствия.

Поможет ли цифровая медицина решить такие проблемы, как недостаток кадров в сфере здравоохранения?

Павел Пугачев: Цифровыми сервисами заменить людей не получится, но они вполне могут стать их помощниками. К тому же цифровые сервисы позволяют более эффективно и быстро готовить медицинских работников. Например, в условиях пандемии нужно было обучить очень большое число инфекционистов, врачей-реаниматологов. И мы всего за полтора месяца, в самом начале пандемии, дистанционно обучили более полутора миллиона человек.

Какие новые профессии могут появиться с развитием цифровой медицины?

Павел Пугачев: Количество данных, которое копится внутри системы здравоохранения, нужно систематизировать. Это ценный ресурс, когда ты умеешь с ним работать. Поэтому сегодня нужны аналитики медицинских данных - это новая перспективная профессия, которая будет очень востребована в ближайшее время. Такие специалисты должны будут уметь консолидировать большое количество информации с медицинских устройств, различного оборудования, из электронных историй болезни, на их основании строить математические модели, которые позволят обеспечить раннее выявление заболеваний и помогут спасти много жизней.

Как помогает искусственный интеллект врачам?

Павел Пугачев: Экспериментальной площадкой по технологиям искусственного интеллекта, где они могут легально, не дожидаясь регистрации, применяться в системе здравоохранения, стала Москва. Однако и в регионах его возможности тоже используются. Например, в Новосибирске голосовой помощник помогает гражданам записываться в медицинскую организацию на прием: уточняет удобное для них время, обзванивает пациентов, которые находятся в группах риска по хроническим заболеваниям, напоминает, что им нужно прийти к врачу или пройти диспансеризацию. Росздравнадзором уже приняты особенности регистрации медицинских изделий с технологиями искусственного интеллекта. Одно такое изделие уже зарегистрировано, три находятся на регистрации.

А врачи-терапевты могут также надиктовывать диагнозы?

Павел Пугачев: Как показала практика, это не очень востребовано, когда врач общается с пациентом вживую. Однако для описания снимков и результатов УЗИ эти технологии уже показали свою эффективность.

Когда врачи-терапевты будут меньше писать, заполняя бумажные карты?

Павел Пугачев: Мы рассчитываем, что до конца года в минюсте будет зарегистрирован приказ, подготовленный минздравом, который позволит по решению главного врача медицинской организации полностью отказаться от бумаги. Мы осознанно предоставили выбор каждой медорганизации, потому что страна большая, уровень готовности разный.

Какие еще медицинские документы в ближайшее время могут стать электронными?

Павел Пугачев: Перевод медицинских документов в цифру может происходить в двух вариантах. Первый, это так называемые электронные копии бумажных документов, скан-копии. Такой вариант цифровизации не позволяет нам обеспечить автоматическую обработку таких документов, их анализ и систематизацию. Однако он позволяет перейти на обмен подобными документами в максимально короткие сроки.

Второй вариант, это так называемые структурированные электронные медицинские документы (СЭМД). Они имеют четкую структуру и формат, содержат данные на основании справочников и классификаторов. При разработке СЭМД мы опираемся на международный опыт медицинского сообщества. Это дает совершенно другие возможности для цифровизации здравоохранения как в части анализа информации, так и с точки зрения применения систем поддержки принятия врачебных решений и технологий искусственного интеллекта. В следующем году мы планируем перевести в такой формат более 50 типов документов. В первую очередь, мы переводим в цифровой вид медицинские документы, которые важны для обеспечения преемственности оказания медицинской помощи, это выписной эпикриз, результаты лабораторных и инструментальных исследований. Рассчитываем, что в 2022 году мы будем иметь весь набор необходимых цифровых документов, которые будут доступны пациенту в его личном кабинете.

Российская Газета

Комментарии

Добавить новый комментарий