«Всем хорошо известно, что…»
Умная газета для умных людей
Выходила во Владивостоке с 1907 по 1919 годы. Выпуск возобновлен в 1995 году.
Яндекс.Погода

«Всем хорошо известно, что…»

26.11.2020

И другие девять фраз, которые бесят ученых

Ученые – люди терпеливые. Но иногда даже крепкие нервы, закаленные гамма-излучением и когнитивным диссонансом, не выдерживают. Журнал «Кот Шредингера» спросил знакомых ученых, какие слова окружающих раздражают их сильнее всего.

1. «Какое это имеет практическое значение?» 

Алексей Оскольский, ведущий научный сотрудник Ботанического института им. В.Л. Комарова РАН:

– Рассказать о практическом значении требуют и чиновники, и журналисты, и обычные граждане. Без этого труднее получить финансирование или привлечь внимание. Ученым приходится вымучивать формулировки о практической пользе, в которые не очень верят ни они, ни читатели этих документов.

Допустим, вы занимаетесь хищными динозаврами. Или нейтронными звездами. Или ритуалами жрецов Месопотамии. Темы вроде бы интересные, но есть проблема: они бесполезны. Динозавров нельзя приспособить для нужд мясного и тем более молочного животноводства. От нейтронной звезды невозможно вскипятить земной чайник. Месопотамские жрецы не играют существенной роли в геополитических процессах.

2. «Ученые скрывают, что…» 

Ирина Левонтина, ведущий научный сотрудник Института русского языка им. В.В. Виноградова РАН:

– Кто-то утверждает, что на самом деле инопланетяне не раз прилетали на Землю, помогали египтянам строить пирамиды и даже пытались соблазнить несколько американских домохозяек. Лекарство от всех видов рака уже найдено. А у родителей, которые ели трансгенные растения, рождаются дети с клешнями вместо рук. Эти факты давно известны, только ученые их скрывают. Точнее, не просто ученые, а «официальные ученые», засевшие в своих университетах и академиях. 

Вы пытаетесь возражать. Но на вас смотрят как на дошкольника, уверенного в существовании Деда Мороза, и снисходительно произносят: «Просто вы многого не знаете, ведь это скрывают от общественности…» Ваш собеседник находится в заведомо выигрышной позиции, ведь отсутствие чего-то доказывать сложнее, чем его наличие. Вот попробуйте привести убедительные аргументы против того, что между Землей и Марсом по эллиптической орбите вращается фарфоровый чайник. И это касается не только науки, но и медицины, политики и многих других областей.

3. «Скажи как ученый…» 

Евгений Варшавер, директор центра исследований миграции и этничности РАНХиГС:

– Не стоит обижаться. Во-первых, все мы помним истории про энциклопедистов, которые и про физику, и про биологию, и про стихи. Да, сейчас не XVIII век, но все же. Во-вторых, в психологии есть такая штука: эффект гомогенности ингруппы. Если проще – представители «других» кажутся нам более похожими друг на друга. Для далекого от науки все биологи занимаются одним и тем же, равно как со стороны не заметны различия между корейцами, или шахтерами, или коллекционерами марок.

На самом деле ученые – разные. Один может изучать размножение бактерий, другой – биохимию мозга, а третий сравнивать геномы животных. Они давно не ходят с сачком по полям, а капают в пробирки или сидят перед компьютерами. Ботаника вполне могла проскочить мимо обоих на младших курсах. Чтобы сравнивать геномы, например, мух, биологам и в XXI веке приходится ходить с сачком по полям. Кто этих мух ловить-то будет?

То же самое с психологом, химиком, физиком, социологом и т.д. Современная наука – она большая. 

4. «Ученые многого не знают…» 

Елена Белова, старший научный сотрудник ФИЦ химической физики РАН:

– Ученые нередко признаются: «Наука не имеет однозначного ответа на вопрос, почему…» Или: «За последние годы радикально изменились представления о…» Эти признания говорят о честности, умении задавать вопросы и двигаться вперед. Увы, многие используют эту интеллектуальную честность не по назначению. 

Кто-то настаивает: мобильная связь вызывает вирус, гомеопатией можно лечить все болезни, чтение мантр помогает от ангины. Вам эти тезисы не нравятся, и вы начинаете спорить, ссылаясь на научные данные: метаанализ, корреляции, двойное слепое плацебо-контролируемое исследование, статистическая достоверность… Вроде все убедительно. Но в ответ раздается грубое: «Согласитесь, коллега, наука еще многого не знает. В ней часто все меняется. Коперника и Галилея сожгли. Генетику запрещали. Вот и в области лечения аппендицита с помощью структурированной кармы еще много чего неизвестного. И вообще, надо быть терпимым к разным мнениям».

Если что, Коперник и Галилей умерли своей смертью. Инквизиция казнила Джордано Бруно, причем не столько за астрономию, сколько за отношение к религии.

5. «Всем хорошо известно, что…» 

Дмитрий Дряблов, научный сотрудник Объединенного института ядерных исследований:

– Это про факты и теории, которые считаются настолько известными, что можно не ссылаться на источник. Действительно, существует какой-то набор знаний, которые для экономии времени можно рассматривать как общеизвестные. Например, школьные учебники по биологии, химии или обществознанию. Большая часть информации в них преподносится без указания, откуда и как она появилась… Но ученые начинают нервничать, когда после «всем хорошо известно» следует утверждение, которое не до конца доказано и является лишь одной из гипотез. Например: «Как известно, столкновение с астероидом привело к вымиранию динозавров». 

6. «Гуманитарии и технари…» 

Иван Сорокин, доцент МГУ, проектный руководитель в Российской государственной библиотеке:

– Все начинается еще в школе. Девочка Маша получает двойку по математике, и добрая классная руководительница утешает ее: «Не плачь, Маша, ты же гуманитарий». А мальчик Петя не умеет красиво говорить, зато чинит табуретки и настраивает смартфоны. Петю объявляют технарем.

Любое разделение людей на категории имеет минусы. А плохое разделение – много минусов. Еще в школе «гуманитарии» отказываются даже пробовать познакомиться с точными и естественными науками. В свою очередь, «технари» отвергают психологию, социологию и вообще все, что «про людей». Эти диагнозы закрепляются на всю жизнь.

7. «По мнению известного ученого…» 

Александр Сидоркин, декан Колледжа образования в Университете штата Калифорнии (Сакраменто), ведущий научный сотрудник Института образования НИУ ВШЭ:

– Есть несколько ситуаций, в которых «по мнению известного ученого…» может раздражать. Во-первых, когда наряду с мнением известного ученого есть мнение другого, не менее известного, и оно полностью противоречит первому. Или же автор этого мнения жил в начале XIX века, и его взгляды наука успела раз пятнадцать опровергнуть.

Другой вариант: гениальный ученый высказывал свое мнение на тему, которая не связана с его основной специальностью, и не факт, что в ней он так же гениален. Якобы Лайнус Полинг призывал лечить все болезни витамином С, а Альберт Эйнштейн верил в бога. Вообще-то, Эйнштейна сложно назвать религиозным человеком. Сам он говорил так: «По моему мнению, идея бога-личности довольно наивна. Вы можете называть меня агностиком…»

8. «Ученые доказали…» 

Михаил Бурцев, руководитель лаборатории нейронных систем и глубокого обучения МФТИ:

– Причин раздражаться множество. Допустим, аспирант «Тыжученского» университета решил проверить, как влияет вещество из класса фуранокумаринов на скорость заживления ран у крыс. Из десяти подопытных животных у четверых регенерация вроде бы шла чуть быстрее. Аспирант сделал доклад на семинаре. Такого университета нет. Чистая фантазия автора. А фуранокумарины есть. И некоторые из них можно использовать в медицинских целях. Местный журналист об этом узнал и взял интервью, в котором это прозвучало.

9. «Если вы не можете объяснить пятилетнему ребенку свою тему, то вы сами в ней ничего не понимаете» 

Дмитрий Вибе, заведующий отделом физики и эволюции звезд Института астрономии РАН:

– Обижает сам факт обязательства. Получается, что ученый должен уметь рассказывать популярно, вне зависимости от желания и возможностей. Иначе он шарлатан или какой-то еще нехороший человек.

10. «А ты должен…» 

Павел Плечов, профессор МГУ, профессор РАН, директор Минералогического музея им. А.Е. Ферсмана:

– Наверное, мечта каждого ученого – жить в башне из слоновой кости, заставленной современными приборами и изолированной от внешнего мира. Сидеть там и заниматься любимой наукой. Но не всегда получается.

Офисные работники ориентируются на свои показатели эффективности (и вздрагивают от букв KPI), исследователи – на свои. На современного ученого валится со всех сторон: «Ты должен отчитаться о результативности научной деятельности», «Ты должен обеспечить целевые показатели лаборатории», «Ты должен выступить на круглом столе о совершенствовании методов управления наукой», «Ты должен описать свои достижения в популярной форме», «Ты должен подготовить отчет об амортизации научного оборудования».

Электронная версия газеты "Владивосток" №4766 (6471) от 25 нояб. 2020

Комментарии

Добавить новый комментарий

Интервью

Глава Росаккредитации Назарий Скрыпник - о том, как убедиться в безопасности покупки
Министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров - о лекарствах от COVID-19, ценах на продукты и заказах на МС-21
Представитель правительства РФ в высших судебных инстанциях, доктор юридических наук Михаил Барщевский: Хороший закон быстро не напишешь
Председатель Госдумы Вячеслав Володин: Ошибка дорого может нам стоить
Генеральный прокурор Игорь Краснов - о новых способах борьбы с коррупцией
Другие интервью