Выходила во Владивоcтоке с 1907 по 1919 годы. Выпуск возобновлен в 1995 году.

Прогноз погоды: 

Интервью

Максим Топилин

Министр труда и социальной защиты РФ

Работодателей будут стимулировать заботиться о самочувствии подчиненных, оценивать риски их здоровью. Как и зачем это планируется делать, что будет с зарплатами и пенсиями россиян, не возникнет ли в России жесткой конкуренции между молодыми и пожилыми работниками и что будет с рождаемостью - на эти и другие вопросы ответил в интервью "Российской газете" министр труда и социальной защиты РФ Максим Топилин.


Максим Анатольевич, есть экспертное мнение, что в связи с повышением пенсионного возраста пожилые люди будут больше задерживаться на своих рабочих местах, и молодым специалистам из-за этого станет сложнее трудоустроиться. У вас нет таких опасений?


Максим Топилин: С одной стороны, по официальной статистике, молодежи среди безработных традиционно больше. В России доля безработных молодых - в возрасте 20-29 лет - составляет 34,3 процента, тогда как доля пожилых безработных старше 55 лет - 10,8 процента. Подобная ситуация наблюдается практически во всех странах, это обычное явление.


С другой стороны, как правило, молодые и работники старших возрастов работают в разных "плоскостях" и мало конкурируют между собой. Конечно, нельзя утверждать, что на тех рабочих местах, где заняты пожилые, никогда не работают молодые. Но традиционно молодые специалисты занимают рабочие места в более динамичных отраслях - в малом бизнесе, IT-компаниях, финансовом секторе.


Нужно иметь в виду и то, что молодежь сама не идет на смену пожилым в ряд секторов, например, в сферу социального обслуживания населения.


В том числе и поэтому в рамках национального проекта "Демография" мы начинаем выделять средства регионам на обучение людей старших возрастов, чтобы они могли дольше оставаться на своих рабочих местах и соответствовать требованиям времени.


Еще раз отмечу, что мы принимали решение об изменении пенсионного возраста в наиболее благоприятный для этого момент на рынке труда: молодежи на него в силу объективных демографических причин выходит сейчас и будет выходить в ближайшие годы мало. И безработица сегодня низкая.


Возраст цифре не помеха


В стране взят курс на цифровую экономику, и традиционные для взрослых работников рабочие места рано или поздно начнут трансформироваться.


Максим Топилин: В федеральном бюджете заложено немало денег для обучения цифровой экономике. Такие программы разворачивает минобрнауки.


Мы будем внимательно следить за изменениями на рынке труда. Министерство уже много лет ведет еженедельный мониторинг ситуации на рынке труда и будет делать это дальше.


То есть вы не ожидаете ужесточения конкуренции между молодежью и пожилыми?


Максим Топилин: Нет. Тем более начинается реализация национальных проектов, благодаря которым не только во многих сферах жизни произойдут значительные изменения, но и появятся новые рабочие места.


Если мы говорим о развитии цифровой экономики, это дополнительный сектор занятости в первую очередь для молодых людей. Правда, есть мнение, что по мере цифровизации экономики потребность в некоторых профессиях будет уменьшаться, например, в бухгалтерах, юристах.


Возможно, так и будет, но без резких изменений. Все же рынок труда консервативен, перестраивается он не молниеносно, без жесткого схлопывания (за исключением периодов мирового кризиса). А потом, у нас есть огромный резерв - сокращение продолжительности рабочего времени. Если мы почувствуем, что у нас рабочей силы серьезный переизбыток (а в настоящий момент страна испытывает ее недостаток), есть еще один инструмент - продолжительность рабочей недели.


Главное, чтобы зарплата вместе с ней не сократилась...


Максим Топилин: Конечно. Для сокращения рабочей недели нужно еще одно условие - такой уровень экономики, который позволит работодателям платить, допустим, за 36 часов в неделю, как за 40.


Вы сказали, что проблема с занятостью молодежи традиционна не только для России, но и для других стран. Почему? Ведь молодежь всегда мобильна, энергична, и она всегда на технологической волне.


Максим Топилин: Несколько причин. Во-первых, зарплатные ожидания молодых специалистов часто не совпадают с реальностью. Во-вторых, они не всегда стремятся на официальную работу: часть молодежи предпочитает трудиться в нелегальном секторе. В-третьих, профессиональные навыки молодых не всегда совпадают с потребностями работодателей.


Чтобы молодежь могла заявить о своих компетенциях, Роструд создал соцсеть Skillsnet, связанную с государственным порталом "Работа в России". На сегодняшний день соцсеть является наиболее понятным и привычным для молодежи инструментом. Благодаря Skillsnet молодые люди могут вступить в диалог, выстроить общение, получить необходимую информацию от работодателей напрямую.


Уволил - под суд!


С нового года работодатели будут нести уголовное наказание за увольнение предпенсионеров. А если им понадобится сократить штаты из-за модернизации, то что, молодых увольнять, а пожилых оставлять?


Максим Топилин: Речь идет только о незаконном увольнении - по причине возраста, что является дискриминацией. Если увольнение происходит из-за сокращения штатов, уголовного наказания не будет.


Но никакой работодатель в здравом уме не напишет в приказе на увольнение, что делает это из-за возраста работника…


Максим Топилин: Если в приказе указана другая причина, но работник уверен, что проблема именно в возрасте или его увольнение незаконно по другой причине, он может обратиться в инспекцию по труду, прокуратуру или суд и оспорить решение работодателя.


Снова за парту


С нового года начнется обучение людей предпенсионного возраста. Чему их будут обучать и как будет организован процесс?


Максим Топилин: В нацпроекте "Демография" на это заложено 30 миллиардов рублей на 2019-2024 годы, по пять миллиардов рублей в год. В 2019 году 3,4 миллиарда рублей уже распределено между регионами в виде субсидий.


Еще 1,6 миллиарда будет перечислено Союзу "Агентство развития профессиональных сообществ и рабочих кадров "Молодые профессионалы (Ворлдскиллс Россия)", который имеет хороший опыт подготовки и переподготовки специалистов по мировым стандартам. Через год мы сравним результаты, кто лучше справился с задачей по переобучению предпенсионеров: регионы и службы занятости или Ворлдскиллс.


За счет выделяемых средств граждане предпенсионного возраста - как ищущие, так и имеющие работу - смогут бесплатно повысить квалификацию и получить новые профессиональные навыки. В течение шести лет мы планируем обучить 450 тысяч человек, по 75 тысяч в год. Сейчас службы занятости на средства региональных бюджетов переобучают ежегодно 17-18 тысяч человек. Мы предполагаем, что в основном переучиваться будут люди работающие.


По сути, это будет двойная помощь работодателю: с одной стороны, его работники будут осваивать новые компетенции, с другой - ему не понадобится за это платить. То есть если работодатель захочет переобучить своих предпенсионеров, он может это организовать и получить компенсацию - до 68 тысяч рублей на обучение одного работника. Работодатель сможет рассчитывать на компенсацию и в случае организации обучения на базе корпоративного университета.


А по собственной инициативе работающий человек старшего возраста сможет пройти переобучение? Например, если он чувствует, что устал трудиться на прежнем месте и хотел бы сменить профиль работы?


Максим Топилин: Конечно. Но ему нужно будет согласовывать это с работодателем, поскольку придется объяснять свое отсутствие на рабочем месте в случае, если график обучения будет совпадать с рабочим временем. По идее, работодатели не должны препятствовать обучению сотрудников старших возрастов.


Насколько широк спектр профессий, которым будут учить? И готовы ли люди старшего возраста обучаться?


Максим Топилин: Недавно проводились замеры, которые показали: более 60 процентов россиян старшего возраста готовы учиться.


Но одно дело - желание, другое - необходимость. Наша цель - не просто учить ради того, чтобы учить, а помогать старшему поколению вписываться в новую экономку и работать в ней. Службы занятости и работодатели будут готовить людей под выполнение определенных задач.


Профессия для мамы


Учить будут и женщин, находящихся в отпуске по уходу за ребенком. Их на учебу службы занятости направляют. Недавно было исследование ОНФ. Выяснилось, что не всегда мамочек направляют учиться тому, что им интересно и нужно. Вы учтете результаты этого исследования?


Максим Топилин: Обучение женщин, которые находятся в отпуске по уходу за ребенком до трех лет, планируется начать с 2020 года в рамках нацпроекта "Демография".


Мы намеренно запускаем эту программу через год, чтобы тщательно подготовиться - выявить профессиональные потребности женщин и работодателей, создать наиболее оптимальные для всех условия. Нужно понять, что больше требуется женщинам: обновление навыков после отсутствия на работе или получение новых - для смены работы?


Безусловно, предлагать женщинам то, что им не нужно, - это неправильно. Так же, как и обучать за счет бюджета по невостребованным на рынке труда специальностям.


Всего в 2020-2024 годах мы планируем охватить этой программой не менее 230 тысяч женщин, по 46 тысяч в год. Сейчас регионы на свои средства обучают лишь 18 тысяч женщин в год.


Зарплата с плюсом


Давайте напомним, как будет индексироваться зарплата бюджетникам, вошедшим в "майские" указы президента от 2012 года и не вошедших?


Максим Топилин: Начнем с того, что никто не отменял требования по соотношению зарплат бюджетников из "майских" указов - врачей, учителей, социальных и научных работников - к средней по экономике в регионе. И мы жестко следим за сохранением соотношения.


При этом в 2019 году субъекты из федерального бюджета получат на сохранение этого баланса дополнительно 100 миллиардов рублей. Насколько будет расти средняя зарплата в регионе, настолько региональные власти должны будут увеличивать заработную плату этим категориям работников.


Конкретный размер и сроки повышения назвать нельзя - все зависит от ситуации в конкретном регионе, и у каждого региона своя схема повышения, это полномочие регионов.


Но соотношение зарплаты "майских" категорий бюджетников со средней должно поддерживаться постоянно. И мы следим и будем следить за соблюдением пропорций в ежеквартальном режиме - сбором данных занимается Росстат.


А что касается бюджетников, не попавших в указ?


Максим Топилин: Их заработная плата будет повышена с 1 октября 2019 года на 4,3 процента.


В целом с зарплатами россиян что будет происходить?


Максим Топилин: По предварительной оценке, по итогам 2018 года рост реальных зарплат может составить около 7 процентов. Такие темпы связаны и с доведением МРОТ до уровня прожиточного минимума (в 2018 году МРОТ вырос более чем на 40 процентов), и с тем, что в начале 2018 года произошел серьезный рост зарплат бюджетников из "майских" указов президента.


В этом году мы ожидаем рост реальных зарплат, но более медленными темпами. По базовому прогнозу минэкономразвития это 1,4 процента, но я полагаю, рост будет несколько больше.


Безработица вне плана


Вы ожидаете каких-то изменений на рынке труда в новом году?


Максим Топилин: Мы предполагаем, что будет расти регистрируемая безработица. Это связано с увеличением пособий по безработице, которые не повышались в России девять лет - с 2009 по 2018 год.


С 2019 года минимальное пособие по безработице составит 1500 рублей вместо 850, максимальное - 8000 рублей вместо 4900. Для людей предпенсионного возраста максимальное пособие вырастет до уровня минимального размера платы труда - 11 280 рублей. И это может послужить стимулом для некоторых безработных зарегистрироваться и получить пособие и другие услуги служб занятости.


Из-за возможного роста числа официально зарегистрированных безработных на выплату пособий мы заложили в федеральном бюджете на 2019 год 52 миллиарда рублей - примерно на 1,1 миллиона безработных в месяц (сейчас их около 700 тысяч). Если официальных безработных будет больше, запросим дополнительные средства.


Общая безработица не будет расти?


Максим Топилин: Минэкономразвития прогнозирует, что общая безработица останется на уровне 2018 года - примерно 4,7-4,8 процента. В целом ситуация с безработицей спокойная.


Переехал на новую работу


Вы каждый год "поднастраиваете" программу трудовой мобильности. Сколько человек переехало жить и работать в другие регионы с ее помощью и что будет дальше?


Максим Топилин: Всего с 2015 года, начала действия программы, в приоритетные регионы привлечено около 1,7 тысячи специалистов.


Цифра небольшая, но мы никогда и не рассчитывали, что переезд в рамках программы будет массовым. Мы ее создали, чтобы помочь квалифицированным работникам и работодателям найти друг друга.


С нового года работодатели Дальневосточного федерального округа, привлекающие работников из других регионов, получат компенсацию за их переезд уже в сумме не 300 тысяч рублей, как в 2018 году, а до одного миллиона рублей - по решению руководителя региона. Конечно, при условии, что они возьмут на себя оплату самого переезда работника и членов его семьи, вложатся в его профессиональное обучение, решение его жилищных и других проблем.


Сейчас разрабатывается комплексная Национальная программа развития Дальнего Востока. Там рождается все больше и больше проектов, поэтому мы ожидаем, что спрос на рабочую силу будет расти и больше работников будет привлекаться именно по нашей программе.


Центры занятости: перезагрузка


С этого года каждому пилотному региону выделяется 40 миллионов рублей на модернизацию служб занятости. О чем речь?


Максим Топилин: Минтруд России участвует в национальном проекте "Повышение производительности труда и поддержка занятости". В текущем году в каждом из 16 пилотных регионов будет создано по модельному центру занятости населения.


На модернизацию одного центра будет направлено 37,5 миллиона рублей из федерального бюджета и еще 1,98 миллиона рублей - из регионального. Всего на эти цели Федерация заложила 600 миллионов рублей.


Центры занятости населения должны стать привлекательными для граждан, как, например, МФЦ. Регионы - участники программы смогут направить средства на приобретение новых компьютеров или другого оборудования, допустим, для организации электронной очереди, на ремонт - чтобы по-другому зонировать помещения, прежде всего для более комфортного приема посетителей, и так далее.


Программа рассчитана на шесть лет. В первую очередь будут переоснащаться офисы службы занятости, где идет основной прием граждан.


Одни новые стены погоду не сделают.


Максим Топилин: Безусловно, мы будем работать и над изменением технологий работы служб занятости. Так, в рамках того же нацпроекта на федеральном уровне будут разработаны единые требования к организации деятельности органов службы занятости на территории всей страны и обеспечено организационно-методическое сопровождение их внедрения. Дальнейшее развитие получит система мониторинга, контроля и оценки качества предоставления госуслуг по содействию занятости населения, в том числе планируется разработать и установить показатели удовлетворенности клиентов.


У вас есть законопроект, который даст право инспекциям по труду взыскивать долги по зарплате, минуя судебные инстанции. Как вы думаете, когда он может заработать?


Максим Топилин: Полагаю, что с 2020 года. Законопроект предусматривает дополнительное полномочие Роструда: при наличии задолженности по заработной плате и другим выплатам работнику выставлять требование через судебных приставов. Мы рассмотрели его на заседании Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений. Профсоюзы законопроект поддерживают, работодатели - против. В наступившем году будем его дорабатывать и вносить в Госдуму.


Трудовые книжки онлайн


С 2020 года трудовые книжки должны стать электронными. Есть гарантия сохранности всех данных, которые будут передаваться работодателем о работниках в Пенсионный фонд России?


Максим Топилин: Его базы надежно защищены, как того требует законодательство.


По введению электронных трудовых книжек мы согласовали с социальными партнерами практически все позиции законопроекта, который планируем в начале года внести в Госдуму.


Остается только одно разногласие с работодателями. В законопроекте есть норма, по которой работник должен будет написать заявление и указать, что он хочет, чтобы его трудовая книжка велась в традиционном бумажном варианте. Работодатели считают, что право выбора у работника должно остаться до момента, как он перейдет на новую работу. На новом месте трудовая книжка должна вестись уже только в электронном виде.


Мы же полагаем, что волеизъявление человека должно выполняться как на старом, так и на новом рабочем месте. Теперь нам предстоит пройти юридическую экспертизу этой нормы. Ее результаты повлияют на окончательную формулировку.


А разве не планируется с 2027 года бумажные трудовые книжки вовсе отменить?


Максим Топилин: Нет. Такая норма действительно была в законопроекте, но ее убрали. У человека должно быть право пользоваться бумажной трудовой книжкой столь долго, сколько он сам посчитает нужным.


Другой вопрос, что мы будем смотреть, как реализовывается этот закон, и, исходя из правоприменительной практики, возможно, внесем коррективы.


Минус четыре процента


С нового года взносы работодателей в Пенсионный фонд снизятся с 26 до 22 процентов. Как вы думаете, может быть, за счет этого резерва ввести страхование от безработицы, как предлагают профсоюзы?


Максим Топилин: Тариф 26 процентов был установлен законом. Но на несколько лет его сделали льготным - 22 процента. Недостающие четыре процента в Пенсионный фонд платило государство. И после окончательного установления тарифа на уровне 22 процентов для работодателей ничего не изменилось, деньги не высвободились.


Что же касается страхования от безработицы, то это вопрос не ближайшей перспективы. Да, он обсуждался, но государство пообещало бизнесу, что налоговая и страховая нагрузка в ближайшие годы не будет расти.


Государство больше не будет перечислять четыре процента? Дефицит в бюджете фонда из-за этого не появится?


Максим Топилин: Нет, не появится. Принятое решение по изменению пенсионного возраста позволяет нам в перспективе создать устойчивую пенсионную систему, менее зависимую от прямых вливаний из федерального бюджета, чем сейчас.


Здоровье


- Нацпроект "Демография" объединяет несколько госпрограмм. Среди них - по здоровому образу жизни. Вы панируете какие-то меры в ее рамках?


Максим Топилин: Программа, о которой вы говорите, называется "Укрепление общественного здоровья". Она предполагает нормативное регулирование борьбы с вредными привычками. В ней есть часть, посвященная внедрению корпоративных программ сохранения здоровья. Она связана с нами.


- Что эти программы будут собой представлять?


Максим Топилин: В таких программах прописываются действия работодателя по организации наблюдения и контроля над здоровьем работников.


Разработка программ будет носить рекомендательный характер.


- Например, компенсация работникам расходов на посещение спортзалов?


Максим Топилин: Конечно, в том числе и это. В последующем нам нужно будет вводить экономические стимулы для реализации корпоративных программ укрепления общественного здоровья. Будем обсуждать это с профсоюзами и работодателями. Возможно, будет меняться тарифная сетка страховых взносов.


Хотя работодатели и так должны быть заинтересованы внедрять такие программы. Мы видим, как отличается уровень заболеваемости в одной отрасли от предприятия к предприятию. У одних средняя продолжительность больничного листа пять дней в году, у других - 20.


Можно было бы предположить, что на Севере больничный больше, а на Юге меньше, но нет, ничего подобного. На предприятиях одной отрасли, допустим, угольной, и находящихся в одной климатической зоне, разница в длительности больничного может составлять несколько раз.


Нам нужно выработать с коллегами механизм, который стимулировал бы работодателей и работников улучшать ситуацию. Если у вас люди болеют в среднем 20 дней в году, то вам нужно содержать на производстве излишнюю рабочую силу - про запас. Это издержки.


Работодатели, которые думают об экономической эффективности, по собственной инициативе внедряют такие программы. Одни оплачивают фитнес, вторые вводят корпоративную зарядку, третьи отслеживают, прошли ли люди диспансеризацию, четвертые открывают кабинеты здоровья или медицинские кабинеты, другие устанавливают премии в зависимости от того, курит работник или нет.


Кроме того, мы внесли в правительство проект поправок в X раздел Трудового кодекса. Их смысл в том, что работодатель теперь будет обязан оценивать риски здоровью работника по единой методологии.


- Это касается только вредных производств или абсолютно всех организаций?


Максим Топилин: Всех. В офисах тоже есть риски, хотя там их, конечно, меньше.


- Если будут программы оценки рисков, значит, должны быть и программы борьбы с этими рисками?


Максим Топилин: Безусловно. И работодатель должен будет обязательно этим заниматься. Сегодня у него нет такой обязанности - и сейчас она прописывается в законопроекте, о котором я сказал. Причем работодатели поддерживают эти нормы, нет никаких разногласий.


Забота о здоровье работника как со стороны работодателя, так и самого работника - это серьезный внутренний ресурс для снижения смертности россиян в трудоспособном возрасте и, соответственно, для повышения продолжительности жизни. К сожалению, смертность у нас пока значительно выше, чем в странах Западной Европы. И необходимо ее снижать - это главный ресурс для естественного прироста населения. И здесь мы с коллегами из минздрава пытаемся объединить усилия. По нашим прогнозам, за счет снижения смертности и стабилизации рождаемости мы сможем выйти на возобновление естественного прироста населения в 2023-2024 годах.


 


Марина Гусенко


посмотреть интервью
другие интервью

В России в два раза меньше торговых площадей на тысячу человек, чем во многих европейских странах. А производителей, которые хотят представить свои продукты на полках торговых сетей, гораздо больше, чем самих сетей и их магазинов, сообщил "Российской газете" заместитель министра промышленности и торговли России Виктор Евтухов. И рассказал, как Минпромторг намерен изменить ситуацию.


Магазин приехал


Виктор Леонидович, в конце прошлого года в Госдуму был внесен разработанный Минпромторгом законопроект о нестационарной и мобильной торговле. Ведь это все уже было, но потом запретили, убрали. Разве этот формат себя не изжил?


Виктор Евтухов: Все в нашей жизни трансформируется и эволюционирует. Можно палатки назвать ларьками, а можно павильонами. И сделать все красиво, удобно и комфортно для потребителей.


Наши крупные торговые сети занимают 30-40 процентов рынка. Но сегодня производителей, которые хотят представить свои продукты на полках торговых сетей, гораздо больше, чем самих сетей и их магазинов. Если сравнить развитие нашей внутренней розничной торговли с развитием ее в других странах, то у нас в два раза меньше торговых площадей на тысячу человек, чем во многих европейских странах. А малая нестационарная розница - важнейший формат торговли, он существует везде.


И сколько этой торговли появится в России?


Виктор Евтухов: Одних только автолавок в стране может появиться не менее 50 тысяч. Это дополнительная загрузка автопрома. И дополнительные инвестиции в мобильные форматы составят несколько сотен миллиардов рублей. Плюс будет развиваться вся сопутствующая инфраструктура.


Малая нестационарная розница дает рабочие места не только в торговле, но и в смежных сферах. По оценкам экспертов, развитие нестационарной и мобильной торговли дополнительно создаст до 250 тысяч рабочих мест.


Но покупателей придется заново приучать к палаткам и ларькам, от которых они отвыкли и пристрастились ходить в большие магазины.


Виктор Евтухов: Никто ни от чего не отвык. В регионах малые форматы сохранились, особенно в небольших населенных пунктах, где торговым сетям работать невыгодно. Но зачастую наличие палаток зависит от личных предпочтений главы соответствующего муниципалитета. Там, где есть нормальное отношение к торговле, нестационарные и развозные форматы развиваются. Потом может прийти другой глава и принудительно все убрать.


Именно поэтому для защиты прав предпринимателей мы и разработали законопроект, который совершенствует правовое регулирование организации нестационарной и развозной торговли. Чтобы закрепить необходимые гарантии их деятельности.


А бизнесу такие форматы интересны?


Виктор Евтухов: Да. Например, мясокомбинаты с удовольствием, если бы были четко прописаны правила, развивали бы мобильную торговлю.


Продажа мясных изделий из автолавок или фудтраков востребована населением. Малые форматы необходимы еще и потому, что в России имеется серьезный дефицит качественных торговых площадей. Малому бизнесу приходится переводить квартиры на первых этажах жилых домов в магазинчики, ютиться в подвалах и так далее.


Рассчитываете, что в этом году ваш законопроект о нестационарной и мобильной торговле найдет поддержку у депутатов?


Виктор Евтухов: Надеемся на это. Это правильный законопроект, и мы считаем, что он действительно создаст условия для того, чтобы у нас развивалась конкуренция в торговле.


Купить и душу отвести


Вы и рынки собрались возрождать. По ним тоже отдельный законопроект готовили. В каком он состоянии?


Виктор Евтухов: Заканчивается процедура согласования, затем внесем в правительство и Госдуму.


Количество рынков у нас за последние 10 лет сократилось катастрофически - в 5-6 раз. Но людям рынки интересны. Ведь это не просто место, куда приходят за покупками. Там свой колорит. Сейчас в Москве появились рынки нового формата с большими фудкортами, куда люди приходят покушать, пообщаться, приятно провести время.


Мы считаем, что рынки - очень важный канал реализации продукции для малых сельхозтоваропроизводителей, для фермерских и личных хозяйств. И конкурент для сетевиков. Чем больше игроков на рынке, тем ниже цены.


Не сказала бы, что на наших рынках (тех, которые все-таки выжили после тотального сокращения) низкие цены.


Виктор Евтухов: На рынках разные цены, но продукты там и свежее, и зачастую качественнее, чем в супермаркетах, которые закупают большое количество полуфабрикатов или замороженной продукции.


Когда будет больше рынков, то больше будет конкуренция и среди тех, кто управляет рынками, и среди тех, кто там торгует. Рынки сегодня востребованы не только у нас, но и во всем мире. Например, в Испании 50 процентов фреша (свежих овощей, фруктов, мяса, рыбы) продается именно на рынках. И мы на рынках предлагаем разрешить торговлю сезонной продукцией от фермерских хозяйств, в том числе и из автомобилей.


А сезонную торговлю - ярмарки выходного дня - нам нужно как-то модернизировать?


Виктор Евтухов: Это вполне могут делать местные власти. Были бы желание и фантазия.


Сезонные ярмарки - очень удобный мобильный формат. Ярмарку можно развернуть на какое-то определенное время в рамках каких-то мероприятий, она может переезжать. При этом при организации ярмарки не требуются капитальные затраты.


У меня есть знакомая - владелица небольшого швейного производства в Краснодарском крае, которая говорит, что сегодня малым предприятиям легкой промышленности очень сложно найти рынки сбыта. Почему бы не делать специализированные ярмарки по продаже текстильной промышленности?


Виктор Евтухов: Правила работы сезонных ярмарок вырабатывают сами регионы и муниципальные власти.


Но я не согласен, что у нас "загибается" легкая промышленность. Напротив, в последние годы легпром демонстрирует устойчивый рост: 4-4,5 процента ежегодно.


Хотя эта сфера крайне непростая. Можно создать прекрасный продукт с отличным дизайном, но не суметь его продать. Потому что в каждом регионе абсолютно разные вкусовые потребительские предпочтения. Так же, как и в каждой стране: что хорошо в Японии или в США, могут совсем не понять и не принять в России.


Все это будет носиться


В России уже не первый год действуют меры поддержки всех социальных отраслей. В том числе и легпрома. То есть вы всем довольны? Но так же не бывает.


Виктор Евтухов: Мы действительно субсидируем лизинг тем, кто хочет приобрести производственное оборудование.


Субсидируем процентные ставки по кредитам, которые привлекаются на покупку сырья и материалов. Есть отдельная субсидия, которая действует для производителей одежды для обучающихся.


Для государственных и муниципальных нужд могут закупаться товары легпрома только отечественного производства. И это тоже мера поддержки.


Единственное, чего у нас пока не хватает, так это производства современных тканей - высококачественной синтетики. У нас нет своего хлопка, и мы, к сожалению, вынуждены его покупать за границей.


Но зато сейчас вместе с министерством сельского хозяйства минпромторг отрабатывает "дорожную карту" производства качественного льна. Чтобы ткани, из которых сегодня в России шьется как повседневная одежда, так и специализированная и спортивная, имели современные свойства, необходимые нынешним потребителям.


Иностранные бренды у нас отшиваются?


Виктор Евтухов: Да. Например, испанская "Зара" заключает контракты с российскими предприятиями на пошив одежды. Французский "Ашан" в России заказывает производство одежды под собственными торговыми марками. Иностранцам нравится качество пошива в России.


Говорят, мы неплохо продвинулись в производстве материалов для отделки салонов автомобилей.


Виктор Евтухов: Да, сегодня у нас есть свои лидеры рынка. Например, предприятие по производству кожи. Его высокотехнологичная продукция отвечает всем мировым стандартам качества, а по некоторым параметрам превосходит импортные аналоги. Продукция компании уже используется для оборудования салонов таких автомобилей, как "УАЗ Патриот", "Шевроле Нива", планируется обтягивать отечественной кожей салоны автомобилей, выпускаемых концерном "Рено-Ниссан" и "Автовазом". Кстати, и салоны представительских машин проекта "Кортеж" обтянуты российской продукцией.


Но и другие игроки рынка не сидят сложа руки.


Например, у одной фабрики нетканых материалов есть разработки по созданию нового шумопоглощающего материала SoundTek для автомобильной промышленности, который сочетает в себе натуральные и синтетические волокна.


Такой материал может использоваться для звукоизоляции капота, труб, приборных панелей. Он не требует укрепления, усиления, защиты от разволокнения, раздувания, распыления волокон нагнетаемым приточным воздухом, не впитывает влагу, не образует грибок и плесень. Гарантированный срок службы такого материала - порядка 30 лет без потери шумоизоляционных свойств.


Другой материал - KeepTek - уже используется в автомобильной промышленности, снижая шум от дороги, от двигателя, от трансмиссии и подвески как в самостоятельном виде, например для изоляции багажника, так и в форме деталей (ими изолируется моторный отсек, капот изнутри). Производится в России и кордная ткань с прорезиненными компонентами для каркасов шин автомобилей.


«Российская Газета»