Выходила во Владивоcтоке с 1907 по 1919 годы. Выпуск возобновлен в 1995 году.

Прогноз погоды: 

Интервью

Максим Топилин

Министр труда и социальной защиты РФ

Работодателей будут стимулировать заботиться о самочувствии подчиненных, оценивать риски их здоровью. Как и зачем это планируется делать, что будет с зарплатами и пенсиями россиян, не возникнет ли в России жесткой конкуренции между молодыми и пожилыми работниками и что будет с рождаемостью - на эти и другие вопросы ответил в интервью "Российской газете" министр труда и социальной защиты РФ Максим Топилин.


Максим Анатольевич, есть экспертное мнение, что в связи с повышением пенсионного возраста пожилые люди будут больше задерживаться на своих рабочих местах, и молодым специалистам из-за этого станет сложнее трудоустроиться. У вас нет таких опасений?


Максим Топилин: С одной стороны, по официальной статистике, молодежи среди безработных традиционно больше. В России доля безработных молодых - в возрасте 20-29 лет - составляет 34,3 процента, тогда как доля пожилых безработных старше 55 лет - 10,8 процента. Подобная ситуация наблюдается практически во всех странах, это обычное явление.


С другой стороны, как правило, молодые и работники старших возрастов работают в разных "плоскостях" и мало конкурируют между собой. Конечно, нельзя утверждать, что на тех рабочих местах, где заняты пожилые, никогда не работают молодые. Но традиционно молодые специалисты занимают рабочие места в более динамичных отраслях - в малом бизнесе, IT-компаниях, финансовом секторе.


Нужно иметь в виду и то, что молодежь сама не идет на смену пожилым в ряд секторов, например, в сферу социального обслуживания населения.


В том числе и поэтому в рамках национального проекта "Демография" мы начинаем выделять средства регионам на обучение людей старших возрастов, чтобы они могли дольше оставаться на своих рабочих местах и соответствовать требованиям времени.


Еще раз отмечу, что мы принимали решение об изменении пенсионного возраста в наиболее благоприятный для этого момент на рынке труда: молодежи на него в силу объективных демографических причин выходит сейчас и будет выходить в ближайшие годы мало. И безработица сегодня низкая.


Возраст цифре не помеха


В стране взят курс на цифровую экономику, и традиционные для взрослых работников рабочие места рано или поздно начнут трансформироваться.


Максим Топилин: В федеральном бюджете заложено немало денег для обучения цифровой экономике. Такие программы разворачивает минобрнауки.


Мы будем внимательно следить за изменениями на рынке труда. Министерство уже много лет ведет еженедельный мониторинг ситуации на рынке труда и будет делать это дальше.


То есть вы не ожидаете ужесточения конкуренции между молодежью и пожилыми?


Максим Топилин: Нет. Тем более начинается реализация национальных проектов, благодаря которым не только во многих сферах жизни произойдут значительные изменения, но и появятся новые рабочие места.


Если мы говорим о развитии цифровой экономики, это дополнительный сектор занятости в первую очередь для молодых людей. Правда, есть мнение, что по мере цифровизации экономики потребность в некоторых профессиях будет уменьшаться, например, в бухгалтерах, юристах.


Возможно, так и будет, но без резких изменений. Все же рынок труда консервативен, перестраивается он не молниеносно, без жесткого схлопывания (за исключением периодов мирового кризиса). А потом, у нас есть огромный резерв - сокращение продолжительности рабочего времени. Если мы почувствуем, что у нас рабочей силы серьезный переизбыток (а в настоящий момент страна испытывает ее недостаток), есть еще один инструмент - продолжительность рабочей недели.


Главное, чтобы зарплата вместе с ней не сократилась...


Максим Топилин: Конечно. Для сокращения рабочей недели нужно еще одно условие - такой уровень экономики, который позволит работодателям платить, допустим, за 36 часов в неделю, как за 40.


Вы сказали, что проблема с занятостью молодежи традиционна не только для России, но и для других стран. Почему? Ведь молодежь всегда мобильна, энергична, и она всегда на технологической волне.


Максим Топилин: Несколько причин. Во-первых, зарплатные ожидания молодых специалистов часто не совпадают с реальностью. Во-вторых, они не всегда стремятся на официальную работу: часть молодежи предпочитает трудиться в нелегальном секторе. В-третьих, профессиональные навыки молодых не всегда совпадают с потребностями работодателей.


Чтобы молодежь могла заявить о своих компетенциях, Роструд создал соцсеть Skillsnet, связанную с государственным порталом "Работа в России". На сегодняшний день соцсеть является наиболее понятным и привычным для молодежи инструментом. Благодаря Skillsnet молодые люди могут вступить в диалог, выстроить общение, получить необходимую информацию от работодателей напрямую.


Уволил - под суд!


С нового года работодатели будут нести уголовное наказание за увольнение предпенсионеров. А если им понадобится сократить штаты из-за модернизации, то что, молодых увольнять, а пожилых оставлять?


Максим Топилин: Речь идет только о незаконном увольнении - по причине возраста, что является дискриминацией. Если увольнение происходит из-за сокращения штатов, уголовного наказания не будет.


Но никакой работодатель в здравом уме не напишет в приказе на увольнение, что делает это из-за возраста работника…


Максим Топилин: Если в приказе указана другая причина, но работник уверен, что проблема именно в возрасте или его увольнение незаконно по другой причине, он может обратиться в инспекцию по труду, прокуратуру или суд и оспорить решение работодателя.


Снова за парту


С нового года начнется обучение людей предпенсионного возраста. Чему их будут обучать и как будет организован процесс?


Максим Топилин: В нацпроекте "Демография" на это заложено 30 миллиардов рублей на 2019-2024 годы, по пять миллиардов рублей в год. В 2019 году 3,4 миллиарда рублей уже распределено между регионами в виде субсидий.


Еще 1,6 миллиарда будет перечислено Союзу "Агентство развития профессиональных сообществ и рабочих кадров "Молодые профессионалы (Ворлдскиллс Россия)", который имеет хороший опыт подготовки и переподготовки специалистов по мировым стандартам. Через год мы сравним результаты, кто лучше справился с задачей по переобучению предпенсионеров: регионы и службы занятости или Ворлдскиллс.


За счет выделяемых средств граждане предпенсионного возраста - как ищущие, так и имеющие работу - смогут бесплатно повысить квалификацию и получить новые профессиональные навыки. В течение шести лет мы планируем обучить 450 тысяч человек, по 75 тысяч в год. Сейчас службы занятости на средства региональных бюджетов переобучают ежегодно 17-18 тысяч человек. Мы предполагаем, что в основном переучиваться будут люди работающие.


По сути, это будет двойная помощь работодателю: с одной стороны, его работники будут осваивать новые компетенции, с другой - ему не понадобится за это платить. То есть если работодатель захочет переобучить своих предпенсионеров, он может это организовать и получить компенсацию - до 68 тысяч рублей на обучение одного работника. Работодатель сможет рассчитывать на компенсацию и в случае организации обучения на базе корпоративного университета.


А по собственной инициативе работающий человек старшего возраста сможет пройти переобучение? Например, если он чувствует, что устал трудиться на прежнем месте и хотел бы сменить профиль работы?


Максим Топилин: Конечно. Но ему нужно будет согласовывать это с работодателем, поскольку придется объяснять свое отсутствие на рабочем месте в случае, если график обучения будет совпадать с рабочим временем. По идее, работодатели не должны препятствовать обучению сотрудников старших возрастов.


Насколько широк спектр профессий, которым будут учить? И готовы ли люди старшего возраста обучаться?


Максим Топилин: Недавно проводились замеры, которые показали: более 60 процентов россиян старшего возраста готовы учиться.


Но одно дело - желание, другое - необходимость. Наша цель - не просто учить ради того, чтобы учить, а помогать старшему поколению вписываться в новую экономку и работать в ней. Службы занятости и работодатели будут готовить людей под выполнение определенных задач.


Профессия для мамы


Учить будут и женщин, находящихся в отпуске по уходу за ребенком. Их на учебу службы занятости направляют. Недавно было исследование ОНФ. Выяснилось, что не всегда мамочек направляют учиться тому, что им интересно и нужно. Вы учтете результаты этого исследования?


Максим Топилин: Обучение женщин, которые находятся в отпуске по уходу за ребенком до трех лет, планируется начать с 2020 года в рамках нацпроекта "Демография".


Мы намеренно запускаем эту программу через год, чтобы тщательно подготовиться - выявить профессиональные потребности женщин и работодателей, создать наиболее оптимальные для всех условия. Нужно понять, что больше требуется женщинам: обновление навыков после отсутствия на работе или получение новых - для смены работы?


Безусловно, предлагать женщинам то, что им не нужно, - это неправильно. Так же, как и обучать за счет бюджета по невостребованным на рынке труда специальностям.


Всего в 2020-2024 годах мы планируем охватить этой программой не менее 230 тысяч женщин, по 46 тысяч в год. Сейчас регионы на свои средства обучают лишь 18 тысяч женщин в год.


Зарплата с плюсом


Давайте напомним, как будет индексироваться зарплата бюджетникам, вошедшим в "майские" указы президента от 2012 года и не вошедших?


Максим Топилин: Начнем с того, что никто не отменял требования по соотношению зарплат бюджетников из "майских" указов - врачей, учителей, социальных и научных работников - к средней по экономике в регионе. И мы жестко следим за сохранением соотношения.


При этом в 2019 году субъекты из федерального бюджета получат на сохранение этого баланса дополнительно 100 миллиардов рублей. Насколько будет расти средняя зарплата в регионе, настолько региональные власти должны будут увеличивать заработную плату этим категориям работников.


Конкретный размер и сроки повышения назвать нельзя - все зависит от ситуации в конкретном регионе, и у каждого региона своя схема повышения, это полномочие регионов.


Но соотношение зарплаты "майских" категорий бюджетников со средней должно поддерживаться постоянно. И мы следим и будем следить за соблюдением пропорций в ежеквартальном режиме - сбором данных занимается Росстат.


А что касается бюджетников, не попавших в указ?


Максим Топилин: Их заработная плата будет повышена с 1 октября 2019 года на 4,3 процента.


В целом с зарплатами россиян что будет происходить?


Максим Топилин: По предварительной оценке, по итогам 2018 года рост реальных зарплат может составить около 7 процентов. Такие темпы связаны и с доведением МРОТ до уровня прожиточного минимума (в 2018 году МРОТ вырос более чем на 40 процентов), и с тем, что в начале 2018 года произошел серьезный рост зарплат бюджетников из "майских" указов президента.


В этом году мы ожидаем рост реальных зарплат, но более медленными темпами. По базовому прогнозу минэкономразвития это 1,4 процента, но я полагаю, рост будет несколько больше.


Безработица вне плана


Вы ожидаете каких-то изменений на рынке труда в новом году?


Максим Топилин: Мы предполагаем, что будет расти регистрируемая безработица. Это связано с увеличением пособий по безработице, которые не повышались в России девять лет - с 2009 по 2018 год.


С 2019 года минимальное пособие по безработице составит 1500 рублей вместо 850, максимальное - 8000 рублей вместо 4900. Для людей предпенсионного возраста максимальное пособие вырастет до уровня минимального размера платы труда - 11 280 рублей. И это может послужить стимулом для некоторых безработных зарегистрироваться и получить пособие и другие услуги служб занятости.


Из-за возможного роста числа официально зарегистрированных безработных на выплату пособий мы заложили в федеральном бюджете на 2019 год 52 миллиарда рублей - примерно на 1,1 миллиона безработных в месяц (сейчас их около 700 тысяч). Если официальных безработных будет больше, запросим дополнительные средства.


Общая безработица не будет расти?


Максим Топилин: Минэкономразвития прогнозирует, что общая безработица останется на уровне 2018 года - примерно 4,7-4,8 процента. В целом ситуация с безработицей спокойная.


Переехал на новую работу


Вы каждый год "поднастраиваете" программу трудовой мобильности. Сколько человек переехало жить и работать в другие регионы с ее помощью и что будет дальше?


Максим Топилин: Всего с 2015 года, начала действия программы, в приоритетные регионы привлечено около 1,7 тысячи специалистов.


Цифра небольшая, но мы никогда и не рассчитывали, что переезд в рамках программы будет массовым. Мы ее создали, чтобы помочь квалифицированным работникам и работодателям найти друг друга.


С нового года работодатели Дальневосточного федерального округа, привлекающие работников из других регионов, получат компенсацию за их переезд уже в сумме не 300 тысяч рублей, как в 2018 году, а до одного миллиона рублей - по решению руководителя региона. Конечно, при условии, что они возьмут на себя оплату самого переезда работника и членов его семьи, вложатся в его профессиональное обучение, решение его жилищных и других проблем.


Сейчас разрабатывается комплексная Национальная программа развития Дальнего Востока. Там рождается все больше и больше проектов, поэтому мы ожидаем, что спрос на рабочую силу будет расти и больше работников будет привлекаться именно по нашей программе.


Центры занятости: перезагрузка


С этого года каждому пилотному региону выделяется 40 миллионов рублей на модернизацию служб занятости. О чем речь?


Максим Топилин: Минтруд России участвует в национальном проекте "Повышение производительности труда и поддержка занятости". В текущем году в каждом из 16 пилотных регионов будет создано по модельному центру занятости населения.


На модернизацию одного центра будет направлено 37,5 миллиона рублей из федерального бюджета и еще 1,98 миллиона рублей - из регионального. Всего на эти цели Федерация заложила 600 миллионов рублей.


Центры занятости населения должны стать привлекательными для граждан, как, например, МФЦ. Регионы - участники программы смогут направить средства на приобретение новых компьютеров или другого оборудования, допустим, для организации электронной очереди, на ремонт - чтобы по-другому зонировать помещения, прежде всего для более комфортного приема посетителей, и так далее.


Программа рассчитана на шесть лет. В первую очередь будут переоснащаться офисы службы занятости, где идет основной прием граждан.


Одни новые стены погоду не сделают.


Максим Топилин: Безусловно, мы будем работать и над изменением технологий работы служб занятости. Так, в рамках того же нацпроекта на федеральном уровне будут разработаны единые требования к организации деятельности органов службы занятости на территории всей страны и обеспечено организационно-методическое сопровождение их внедрения. Дальнейшее развитие получит система мониторинга, контроля и оценки качества предоставления госуслуг по содействию занятости населения, в том числе планируется разработать и установить показатели удовлетворенности клиентов.


У вас есть законопроект, который даст право инспекциям по труду взыскивать долги по зарплате, минуя судебные инстанции. Как вы думаете, когда он может заработать?


Максим Топилин: Полагаю, что с 2020 года. Законопроект предусматривает дополнительное полномочие Роструда: при наличии задолженности по заработной плате и другим выплатам работнику выставлять требование через судебных приставов. Мы рассмотрели его на заседании Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений. Профсоюзы законопроект поддерживают, работодатели - против. В наступившем году будем его дорабатывать и вносить в Госдуму.


Трудовые книжки онлайн


С 2020 года трудовые книжки должны стать электронными. Есть гарантия сохранности всех данных, которые будут передаваться работодателем о работниках в Пенсионный фонд России?


Максим Топилин: Его базы надежно защищены, как того требует законодательство.


По введению электронных трудовых книжек мы согласовали с социальными партнерами практически все позиции законопроекта, который планируем в начале года внести в Госдуму.


Остается только одно разногласие с работодателями. В законопроекте есть норма, по которой работник должен будет написать заявление и указать, что он хочет, чтобы его трудовая книжка велась в традиционном бумажном варианте. Работодатели считают, что право выбора у работника должно остаться до момента, как он перейдет на новую работу. На новом месте трудовая книжка должна вестись уже только в электронном виде.


Мы же полагаем, что волеизъявление человека должно выполняться как на старом, так и на новом рабочем месте. Теперь нам предстоит пройти юридическую экспертизу этой нормы. Ее результаты повлияют на окончательную формулировку.


А разве не планируется с 2027 года бумажные трудовые книжки вовсе отменить?


Максим Топилин: Нет. Такая норма действительно была в законопроекте, но ее убрали. У человека должно быть право пользоваться бумажной трудовой книжкой столь долго, сколько он сам посчитает нужным.


Другой вопрос, что мы будем смотреть, как реализовывается этот закон, и, исходя из правоприменительной практики, возможно, внесем коррективы.


Минус четыре процента


С нового года взносы работодателей в Пенсионный фонд снизятся с 26 до 22 процентов. Как вы думаете, может быть, за счет этого резерва ввести страхование от безработицы, как предлагают профсоюзы?


Максим Топилин: Тариф 26 процентов был установлен законом. Но на несколько лет его сделали льготным - 22 процента. Недостающие четыре процента в Пенсионный фонд платило государство. И после окончательного установления тарифа на уровне 22 процентов для работодателей ничего не изменилось, деньги не высвободились.


Что же касается страхования от безработицы, то это вопрос не ближайшей перспективы. Да, он обсуждался, но государство пообещало бизнесу, что налоговая и страховая нагрузка в ближайшие годы не будет расти.


Государство больше не будет перечислять четыре процента? Дефицит в бюджете фонда из-за этого не появится?


Максим Топилин: Нет, не появится. Принятое решение по изменению пенсионного возраста позволяет нам в перспективе создать устойчивую пенсионную систему, менее зависимую от прямых вливаний из федерального бюджета, чем сейчас.


Здоровье


- Нацпроект "Демография" объединяет несколько госпрограмм. Среди них - по здоровому образу жизни. Вы панируете какие-то меры в ее рамках?


Максим Топилин: Программа, о которой вы говорите, называется "Укрепление общественного здоровья". Она предполагает нормативное регулирование борьбы с вредными привычками. В ней есть часть, посвященная внедрению корпоративных программ сохранения здоровья. Она связана с нами.


- Что эти программы будут собой представлять?


Максим Топилин: В таких программах прописываются действия работодателя по организации наблюдения и контроля над здоровьем работников.


Разработка программ будет носить рекомендательный характер.


- Например, компенсация работникам расходов на посещение спортзалов?


Максим Топилин: Конечно, в том числе и это. В последующем нам нужно будет вводить экономические стимулы для реализации корпоративных программ укрепления общественного здоровья. Будем обсуждать это с профсоюзами и работодателями. Возможно, будет меняться тарифная сетка страховых взносов.


Хотя работодатели и так должны быть заинтересованы внедрять такие программы. Мы видим, как отличается уровень заболеваемости в одной отрасли от предприятия к предприятию. У одних средняя продолжительность больничного листа пять дней в году, у других - 20.


Можно было бы предположить, что на Севере больничный больше, а на Юге меньше, но нет, ничего подобного. На предприятиях одной отрасли, допустим, угольной, и находящихся в одной климатической зоне, разница в длительности больничного может составлять несколько раз.


Нам нужно выработать с коллегами механизм, который стимулировал бы работодателей и работников улучшать ситуацию. Если у вас люди болеют в среднем 20 дней в году, то вам нужно содержать на производстве излишнюю рабочую силу - про запас. Это издержки.


Работодатели, которые думают об экономической эффективности, по собственной инициативе внедряют такие программы. Одни оплачивают фитнес, вторые вводят корпоративную зарядку, третьи отслеживают, прошли ли люди диспансеризацию, четвертые открывают кабинеты здоровья или медицинские кабинеты, другие устанавливают премии в зависимости от того, курит работник или нет.


Кроме того, мы внесли в правительство проект поправок в X раздел Трудового кодекса. Их смысл в том, что работодатель теперь будет обязан оценивать риски здоровью работника по единой методологии.


- Это касается только вредных производств или абсолютно всех организаций?


Максим Топилин: Всех. В офисах тоже есть риски, хотя там их, конечно, меньше.


- Если будут программы оценки рисков, значит, должны быть и программы борьбы с этими рисками?


Максим Топилин: Безусловно. И работодатель должен будет обязательно этим заниматься. Сегодня у него нет такой обязанности - и сейчас она прописывается в законопроекте, о котором я сказал. Причем работодатели поддерживают эти нормы, нет никаких разногласий.


Забота о здоровье работника как со стороны работодателя, так и самого работника - это серьезный внутренний ресурс для снижения смертности россиян в трудоспособном возрасте и, соответственно, для повышения продолжительности жизни. К сожалению, смертность у нас пока значительно выше, чем в странах Западной Европы. И необходимо ее снижать - это главный ресурс для естественного прироста населения. И здесь мы с коллегами из минздрава пытаемся объединить усилия. По нашим прогнозам, за счет снижения смертности и стабилизации рождаемости мы сможем выйти на возобновление естественного прироста населения в 2023-2024 годах.


 


Марина Гусенко


посмотреть интервью
другие интервью

История потерянной рукописи завела музей имени Арсеньева в детективный сюжет


«Рукописи не горят», – сказал классик и, вероятно, был прав. Но, увы, в судьбу рукописей вмешиваются люди, история, время. И тогда жизнь той или иной книги превращается в настоящий литературно-исторический детектив. Один из таких детективов связан с Приморьем – с наследием Владимира Арсеньева.


Не так давно музею имени Арсеньева, точнее, авторскому коллективу в составе Анжелики Петрук, Веры Кавецкой и Ивана Егорчева (ныне покойного) удалось осуществить при помощи гранта от известного фонда уникальный проект – издать книгу «Страна удэхе. История утраченной рукописи». 


Как известно, последним трудом Владимира Арсеньева была книга «Страна удэхе», над ней он работал много лет и фактически подготовил к печати. Но в 1930 году писатель умер. А дальше… Дальше начался детектив.


Фотографии тоже говорят


– Сложно сказать наверняка, какова судьба рукописи «Страны удэхе», точно известно только одно: она была изъята во время второго ареста жены Арсеньева Маргариты Николаевны, – рассказывает Анжелика Петрук, заместитель директора музея имени Арсеньева. – Напомню, что в 1935-м ее арестовали, но потом выпустили, а в 1937-м забрали уже навсегда. Соседка, которая была понятой при обыске, говорила, что сотрудники НКВД вывезли 19 мешков документов. Так что, скорее всего, именно там была и рукопись его последней книги. С тех пор следы ее затерялись.


Владимир Клавдиевич в своих письмах неоднократно упоминал о «Стране удэхе» и говорил о ней как о главном деле своей жизни. Фактически в эту книгу, насколько мы можем судить, вошли все материалы об удэгейцах, которые он собирал в течение своей жизни. Ведь именно Арсеньев выделил удэге в отдельную этническую общность, доказав, что они имеют свою культуру. До этого было понятие «орочи-удэге», объединявшее разные народности…


Отмечу, что архив Арсеньева, сохранившийся в музее (где он возглавлял этнографический отдел), сегодня хранится в Обществе изучения Амурского края (ОИАК). Там множество документов, включая дневники, записки, фотографии. Если бы рукопись «Страны удэхе» сохранилась, она была бы там. Но, увы, она утрачена, и это огромная потеря как для исследователей жизни и творчества Владимира Клавдиевича, так и для сохранения памяти о нем.


– Что же представляет собой ваша книга, если рукопись так и не была найдена?


– Мы не зря дали ей подзаголовок «История утраченной рукописи». Нам это показалось важным, чтобы не вводить в заблуждение читателей. 


Книга возникла неожиданно. Несколько лет назад мы с Иваном Егорчевым, ныне, увы, покойным, решили полностью обработать и описать фотофонд архива Арсеньева. Документальный фонд описан весь и досконально, а вот фотографии не были систематизированы и атрибутированы, по некоторым даже трудно доказать авторство Арсеньева. Кстати, в этом фонде хранятся снимки на стеклах (как известно, самые первые фотоаппараты снимали на стеклянные пластинки), так вот именно с ними он отправлялся в свои первые сихотэ-алиньские экспедиции. Настолько он был влюблен в исследования, что брал с собой такие хрупкие расходные материалы. Также в архиве есть и негативы, и готовые фото, и много всего… 


Однажды в процессе работы мы с Иваном Николаевичем извлекли из ящика небольшую коробку, внутри которой лежали конверты – старые, датированные 30-ми годами прошлого века. Всего было 100 конвертов. В каждом – негативы, а во многих были и позитивы, то есть напечатанные снимки очень достойного качества. Так вот, на этих позитивах рукой Арсеньева (в этом не было сомнений) было написано следующее: название изображенного предмета из быта удэге, его название на удэгейском, дата – 1930 год, пометки – «к стр. 1170», «к стр. 453» и так далее. Мы с Егорчевым переглянулись и буквально вместе сказали: «Это что – иллюстрации к «Стране удэхе»? Потрясающе!» Действительно, снимки очень полно отражали материальную культуру удэгейцев. 


После изучения такой находки мы пришли к мысли, что эти материалы нужно обязательно опубликовать. Раз уж у нас нет рукописи «Страны удэхе» и вряд ли когда мы ее получим (хотя говорят, что в архивах такой солидной организации, как НКВД и ее преемниц, ничего не теряется), то надо, чтобы увидели свет хотя бы иллюстрации. Вот фотографии и стали основой нашего издания. Они ясно показывали, что Арсеньев много работал над своей последней книгой, тщательно продумывал иллюстрационный материал. 


Возвращение амулета


– Главную задачу в работе над книгой мы определили так: атрибутировать и опубликовать фото Арсеньева к «Стране удэхе», ввести их в научный оборот. А также напомнить читателям о том, что наследие – вещь хрупкая, легко уничтожаемая и что любое вмешательство в судьбу человека, особенно в тоталитарную эпоху, может навсегда изъять его из памяти людской – абсолютно незаслуженно… 


Мы разделили фото на несколько блоков, например: «Атрибуты шамана», «Одежа. Украшения и предметы быта» и так далее. Включили в книгу несколько статей об истории поиска рукописи «Страны удэхе», об этнографической ценности наследия Арсеньева (этот текст написала этнограф Вера Кавецкая, которая проделала громадную работу, атрибутируя фотографии), о судьбе последних рукописей репрессированных писателей (эту статью для нас подготовил Александр Лобычев, который, увы, тоже вскоре ушел из жизни, это была его последняя статья).


 В процессе работы над атрибутированием фотографий нас ждало немало открытий. Вот, например, на обложке книги изображен севохи ниэнку – человек с медвежьей головой. На его груди изображены две ящерицы: они, как собаки, охраняют ниэнку. А на спине – семь фигурок с человеческими лицами, это талисманы охотника. Так вот, этот севохи, сфотографированный Арсеньевым, был, видимо, затем подарен ему шаманом – во всяком случае, этот севохи хранится в Хабаровском музее. Но! На спине у него не было талисмана, хотя сам талисман тоже хранился в коллекции наших хабаровских коллег, просто они не знали, что он не сам по себе, а часть севохи ниэнку. Так вот, когда мы увидели это фото и рассказали о нем коллегам, они были в восторге и вернули амулет на место – на спину ниэнку.


Получившимся изданием мы гордимся. Оно и возвращает часть наследия Арсеньева публике, и одновременно просто интересно всем, кто любит этнографию, интересуется коренными народами Приморья.


Издание «Страна удэхе. История утраченной рукописи» нельзя купить, но его можно найти в библиотеках ОИАК и Института истории, археологии и этнографии. В ближайшее время экземпляры книги мы передадим также в краевую библиотеку имени Горького, в «БУК», библиотеку имени Чехова. 


Кто вы, Фридрих Альберт?


Работа над подготовкой этой книги к печати неожиданно для самих авторов оказалась тесно связана с одной старой историей. 


– Начну издалека, – говорит Анжелика Петрук. – Дело в том, что среди исследователей жизни и творчества Арсеньева бытует мнение, что «Страна удэхе» все же была издана, но в другой стране и под другим названием. Дело в том, что у Владимира Клавдиевича был близкий друг – врач владивостокского госпиталя Федор Альбертович (Фридрих Альберт) Дербек, немец по национальности. Дербек тоже работал в Обществе изучения Амурского края и даже некоторое время возглавлял краеведческий музей.


Когда Владимир Клавдиевич был уже серьезно болен, Маргарита Николаевна металась по городу, не зная, как ему помочь, в отчаянии она позвонила Дербеку. Тот пришел к другу и, пожалуй, был одним из последних, кто застал его живым. Во всяком случае, в предисловии к книге, о которой речь пойдет дальше, он пишет: «Мой друг умер у меня на руках». 


Вскоре Дербек уехал в Германию. Там его следы потерялись, известно только, что он скончался в 1945 году. 


Но в 1956-м в ФРГ вышла небольшая книга «Лесные люди Удэхе. Исследовательские путешествия в районах Амура и Уссури». Автором значился некий Фридрих Альберт. В предисловии, которое явно принадлежало Дербеку, было сказано, что он хотел обобщить сведения, собранные Арсеньевым. Книга вышла на немецком языке, единственный экземпляр ее в нашей стране до недавнего времени хранился в Санкт-Петербурге в Кунсткамере. 


Собственно, многие считают именно «Лесных людей» публикацией «Страны удэхе». Но чтобы понять точно, так это или нет, мы отправились в Питер и смогли сделать фотокопию книги. Затем обратились в ДВФУ, и преподаватель Людмила Корнилова перевела текст с немецкого.


Скажу честно, я думала: стоит только получить перевод «Лесных людей», и мы сразу поймем, Арсеньева это текст или нет. Да, наивно. Оказалось, что очень трудно проводить текстовый анализ в таком случае, когда с русского перевели на немецкий (причем на старонемецкий), а потом обратно. К тому же Фридрих Альберт часто цитирует в своей книге брошюру Арсеньева «Удэхе – лесные люди», вышедшую в 1926 году, так что сравнивать тексты еще тяжелее.


Однако книга Фридриха Альберта содержит около 300 страниц, и, судя по тому материалу, который в ней представлен, ясно, что писал ее понимающий человек, глубоко и серьезно разбирающийся в теме этнографии, в теме удэге. Дербек же знатоком удэгейцев никогда не был. Кроме того, хотя он и работал в ОИАК, публикаций по теме этнографии у него было очень мало, точнее одна, и то она сделана со слов очевидцев – про праздник гиляков. Все остальные публикации по естественным наукам: географии, ботанике. 


Так что, конечно, возникает вопрос: как человек, который никогда не погружался глубоко не то что в тему удэге, но даже в этнографию, смог написать такую глубокую, наполненную фактами и интересным материалом книгу? А вдруг это и правда «Страна удэхе»? 


Но можно ли обвинить Фридриха Альберта в плагиате? А с чем сравнивать? Ведь рукописи Арсеньева нет. Но мы после обнаружения фотоархива знаем точно, что страниц в книге «Страна удэхе» было бы больше, чем 300. Так что хотя бы по объему «Лесные люди» не могут быть «Страной удэхе»… Но, возможно, «Лесные люди» – это сокращенный и переделанный Дербеком (или его наследниками) вариант? 


Вопросов у нас по-прежнему остается больше, чем ответов. Но, хотя не существует уже издательства, которое издало «Лесных людей», нам удалось получить эту книгу! Это тоже удивительная история. Когда Иван Егорчев еще был жив и мы только начали работу над систематизацией фотоархива, мы часто вспоминали «Лесных людей». И Иван Николаевич обратился к своему другу в Хабаровске, антиквару, букинисту, который регулярно просматривает аукционы в Интернете, чтобы он по возможности нашел «Лесных людей» и купил это издание для нашего музея. Увы, друг нашел книгу только после смерти Ивана Николаевича и в память о нем подарил нам ее. Теперь у нас есть второй во всей России экземпляр. Так что в перспективе мы думаем о публикации русского перевода «Лесных людей». Но пока что над этой книгой надо еще много работать, сравнивать. Литературный детектив еще не дописан, и столько интересного еще впереди…


Электронная версия газеты "Владивосток" №4459 (6164) от 10 янв. 2019