Умная газета для умных людей
Выходила во Владивостоке с 1907 по 1919 годы. Выпуск возобновлен в 1995 году.
Яндекс.Погода

Как разговорить улики древности

13.05.2021

Научный музей ДВФУ находится в самом центре Владивостока. Но, несмотря на шум и спешку за окном, внутри даже днем очень тихо. Случайных посетителей здесь практически не бывает. Хотя посмотреть в музее есть на что.

«Археологи предполагают, что наиболее удобным местом для проживания древние люди сочли бы территорию современной площади Луговой»

В отделе археологии и этнографии за стеклом витрин хранят свои тайны костяные гарпуны, наконечники стрел, керамические чаши и кувшины – древнейшие памятники человеческой культуры, найденные у нас, в Приморье. В центре зала – практически полностью сохранившиеся скелеты женщины и мужчины, обнаруженные во время раскопок в бухте Бойсмана (Хасанский район). Жили эти люди около 5,5 тысячи лет назад.

– А вы знаете, что кариес появился только после того, как древние племена начали заниматься земледелием? – спрашивает директор Учебно-научного музея ДВФУ Александр Попов, указывая на прекрасно сохранившиеся зубы доисторической пары. – Кстати, у этой же культуры мы обнаружили искусственную деформацию черепа. Скорее всего, они специально носили какие-то накладки на голову.

Рассматривая рыболовные крючки и кольца на пальцы, фрагменты черепицы и оружия, мы медленно погружаемся в самую загадочную науку – археологию.

За тысячи лет до владивостокской эры

Таких захватывающих историй о тех, кто населял наш край задолго до современного человека, здесь могут рассказать сотни. Музейный фонд составляет 721 тысячу единиц хранения. Даже самые маленькие осколки глиняных кувшинов, украшений одежды, предметов быта тщательно описаны и пронумерованы археологами университета. А вот до многих памятников в том же Владивостоке специалистам уже не суждено добраться. По крайней мере, сегодня. Связано это и с нехваткой ученых, и с плотностью застройки города. Хотя люди здесь жили намного раньше, чем был основан русский военный пост.

– Безусловно, не только наши царские губернаторы выбрали это место из-за его удобного расположения. На территории Владивостока вместе с островами найдено порядка 50 археологических памятников (особое обозначение всех древних находок, обнаруженных исследователями). Их временной диапазон – от верхнего палеолита (10 тысяч лет до н. э.) до Средневековья (V-X века н. э.), – рассказывает Александр Попов. – Природа за это время сильно изменилась. Около 12 тысяч лет назад уровень моря был на 112 метров ниже современного. На том месте, где мы с вами находимся (музей расположен на Океанском проспекте в районе Покровского парка), тогда была сопка высотой около 200–400 метров. Там, где сейчас Амурский залив, была широкая долина реки, а море находилось километров за 50–70 от нас. Зачем тому древнему человеку забираться на вершину? Он бы жил где-то внизу. Поэтому памятники возрастом 50 тысяч лет лежат на дне залива, под слоем илов.

Археологи предполагают, что наиболее удобным местом для проживания древние люди сочли бы современную площадь Луговую с протекавшей когда-то рядом речкой и широким, лагунного типа, местом для заселения. Но вот действительно ли там что-то есть, нам уже точно, по словам специалистов, не суждено узнать – везде стоят здания. Возможно, когда-то при подготовке к работам строители и откапывали артефакты, но сообщать об этом не стали. Хотя закон обязывает подрядчиков сообщать о находках и даже производить экспертизы (так было и в советское время), делается это не всегда. Иногда, правда, сознательность строителей может привести к невероятным археологическим открытиям.

– Даже после экспертиз, проведенных археологами, на этом месте могут быть найдены артефакты. Так, в ходе одной из строек на острове Русском бульдозер снял верхний почвенный слой на большой территории, и под ним была обнаружена стоянка раннего железного века. Мы проверяли этот участок раньше, но ничего не нашли, – вспоминает директор музея. – Потому что исследования археологов состоят в основном в том, чтобы сделать тестовые шурфы – по сути своей ямы два метра вглубь. Мы поставили шурфы на 50 сантиметров левее или правее места, где сохранились остатки древних поселений, но ничего не обнаружили. В дальнейшем во время археологических раскопок в районе Поспелова обнаружили древнее погребение женщины.

Первые серьезные артефакты на территории Владивостока были открыты еще до революции. Члены Общества изучения Амурского края обнаружили здесь несколько каменных топоров. Во времена СССР интенсивнее начали исследовать прибрежные зоны города. Так, в 60-е годы знаменитый академик Окладников нашел на Малом Улиссе археологический памятник возрастом примерно 7,5–5 тысяч лет.

Новый виток изучения этих территорий произошел в 2008–2012 годы, когда на полуострове Назимова, мысе Поспелова и в бухте Аякс было обнаружено еще несколько поселений. Люди, которые здесь жили, только начали знакомиться с железом. Они обустраивались на берегу древней лагуны, на месте которой сегодня расположен район пирса на мысе Поспелова, добывали ракушки, охотились на лесных копытных, ловили рыбу, в том числе тунца. Выловить такую громадину весом до 200 кило даже сейчас способен не каждый рыбак, но наши предки обладали такими навыками.

«Говорящие» скелеты

Найти в Приморье человеческие останки древних племен – большая археологическая удача. Связано это и с ритуалами погребения (многие из них сжигали своих покойников), и с природными условиями, которые буквально противостоят сохранению артефактов. Дело в том, что почвы у нас кислые, в такой среде все органические вещества исчезают за первые сто лет. Спасают чаяния ученых лишь раковинные кучи – помойки около поселений.

– Наши предки не разламывали ракушки, а бросали их в кипяток, чтобы те раскрылись. Панцирь моллюска, побывавший в горячей воде или огне, – это известняк, который создает щелочную среду и спасает органику от разложения. Все раскрытые ракушки древние люди сбрасывали в одну кучу, поэтому захороненные в них скелеты смогли уцелеть, – объясняет Александр Попов. – Таким образом, например, сохранились останки нашей «дамы с Поспелова». Благодаря им были проведены анализы и установлено, что эта женщина относится к генетической линии людей, которые проживали на юге Дальнего Востока. Они не мигрировали и не были связаны по крови с китайцами. Результаты этого исследования мы опубликовали в авторитетном журнале Nature. 

Семейное захоронение в бухте Бойсмана было обнаружено также в раковинной куче. Семеро человек – предполагаемые мать, отец, двое их детей и трое племянников – похоронены в скрюченном положении в несколько рядов. А вот в деревне Синий Гай (Черниговский район) на вершине сопки был найден памятник бронзового века (3–2 тысячи лет до н. э.), где в песчанистой почве неплохо сохранились остатки жилищ, кости животных и изделия из них.

Конечно, любая такая находка связана как с радостью, так и с опасением, что при извлечении все может рассыпаться. 

– В раннем Средневековье были такие племена – мохэ, которые хоронили своих людей с помощью кремации, – рассказывает ученый. – Причем сжечь человека они могли как в погребальной яме, так и вне ее, после просто собирая прах в горшочек. Как-то мы такое захоронение нашли, раскопали и полностью очистили скелет. Но, как только начали его извлекать, он превратился в горсть пепла. Мы видели, что это останки человека, но они полностью состояли из сожженных кальцинированных косточек. 

Однако все, что попадает в лабораторию, позволяет ученым совершать потрясающие научные открытия. По костным остаткам специалисты определяют, чем питались люди, насколько комфортно они жили и какой работой занимались. Так, изучив особенности крепления мышц к костям человека, найденного в Приморье, антропологи предположили, что его образ жизни был связан с греблей, хотя ни плавательных средств, ни весел рядом обнаружено не было.

По содержанию в костях стронция можно определить, всю жизнь эти люди прожили в том месте, где умерли, или пришли туда из других районов. Нужно просто сравнить показатели этого химического элемента у человека, животных, обитающих на этой территории, и в воде.

Артефакт важен в контексте

Если весь мир – это один большой археологический памятник, то как определить, в каком месте вести раскопки? Ответ довольно прост: ищите там, где сами бы захотели поселиться.

– В лесу для пикника вы выберете определенное место: рядом с водой, но на возвышении, чтобы трава была пониже, ветерок отгонял гнус и уносил дым. Человек уже давно является существом разумным, ментально он не изменился. В Приморье не так много мест, удобных для заселения, поэтому многие памятники у нас многослойны. Племена жили на одной территории по 20–40 лет, но потом им нужно было переселяться, потому что все вокруг уже было выбито и вырвано. Мы ищем такие места, изучаем изменения природы в этой местности (ведь у нас до сих пор происходит движение материков), затем опрашиваем местных жителей, осматриваемся, – разъясняет Александр Попов.

Помогают работе археологов современные методы: георадарная съемка, позволяющая определить особенности строения сооружений под землей, геомагнитное исследование, которое находит следы магнитного пояса, образовавшиеся при обжиге глины. Правда, эти способы в Приморье не столь эффективны – виновата почва, насыщенная влагой. А вот фотограмметрия с помощью квадрокоптера, который делает тысячи снимков, позволяет создать целостную картину местности. 

Но самые привычные и безотказные инструменты работы ученых – лопата и шпатель. Так же, как геологи, археологи начинают раскопки в поисках памятников. Все предметы, которые будут найдены под землей, составят лишь 10 процентов от общего объема информации. Для исследователей не так важен сам артефакт, как то, в каком слое он был найден, рядом с какими вещами, какого цвета была вокруг земля. Этот контекст и составляет историю.

– Иногда нам говорят: «Как вы по обычному камню можете определить, что это орудие, сделанное человеком?» Конечно, чем древнее изделие, тем меньше понятных признаков. Например, коллекции эпохи палеолита (2,5 млн лет до н. э. – 12 тысяч лет до н. э.) иногда на 80 процентов состоят из каменных изделий, которые, возможно, даже не являются артефактами. А чем ближе к нашему времени, тем больше признаков, что человек улучшал навыки и создавал все более совершенные орудия. Работа у нас интересная. Она похожа на юридическую криминалистику: нужно достать улику и заставить ее разговаривать, – считает ученый.

От бохайцев до чжурчжэней

Пожалуй, самым известным местом раскопок в Приморье на сегодняшний день является Стеклянухинское городище в Шкотовском районе. В планах археологов сделать его местом паломничества всех интересующихся древней историей нашего края, потому что один этот раскоп заключает в себе историю нескольких тысяч лет и соединяет вместе разные народы племенных культур. 

В последнюю экспедицию исследователями были выкопаны слои XI–XIII веков н. э., но это только начало. История городища уходит примерно к 800-м годам до н. э. Археологи предполагают, что здесь – на одном и том же месте! – жили когда-то бохайцы (жители королевства, существовавшего с 698-го по 926 год), потом его заняли неизвестные племена с собственной технологией создания и орнаментирования керамики, а после на этой территории разместились чжурчжэни, которые организовали собственное поселение уже в XII веке, используя местный племенной центр. И все эти цивилизации пласт за пластом сформировали археологический памятник в Стеклянухе.

– Мы выкопали древние отопительную систему и мастерскую. А в прошлом году на одном из участков проявилась решетчатая, совершенно углистая конструкция. Там или был пожар и упала стена, похожая на штакетник, или это была плетеная крыша, которая также сгорела, – рассказывает археолог. – Особым способом орнаментированная керамика дает нам пищу для размышлений о существовании какой-то особой группы людей. Но археологи до сих пор спорят о том, когда они появились. Кто-то относит их к VII-VIII векам и древним корейским государствам Пэкче и Силла, другие же говорят, что это X-XI века. Мы пока не можем точно сказать, когда это было. То ли в период между бохайцами и чжурчжэнями, то ли в эпоху чжурчжэней. На эти вопросы нам должно ответить Стеклянухинское городище. Помогают продвижению нашей работы гранты правительства Приморского края и заинтересованность губернатора.

Раскопки наших ученых всегда интересуют иностранцев. Коллеги из соседних стран до сих пор спорят, чьими предками являются бохайцы. После ряда проведенных исследований археологи пришли к мнению, что генетически ближе к древним людям, чьи останки обнаружены в Приморье, современные малочисленные народности российского Дальнего Востока. Например, ульчи, проживающие на Нижнем Амуре. Специалисты предполагают, что местное население просто пользовалось технологиями и предметами обихода и одежды, которые доставались им от ближайших цивилизационных центров, при этом не теряя собственной идентичности.

Только не Индиана Джонс!

На карте Приморья уже сейчас сотни обнаруженных памятников. Самый древний из них находится в Екатерининском массиве (Партизанский район), его возраст – 32–33 тысячи лет. Но ученые признаются, что, хотя работы ведутся постоянно, открыто и изучено на сегодняшний день лишь 15 процентов территории Приморья. А вот все остальное – белые пятна, которые лишь предстоит исследовать.

– Древнее 33 тысяч лет ничего в крае не найдено, – констатирует Александр Попов. – Абсолютно отсутствуют памятники между 35 и 12 тысячами лет до н. э. Не изучен также период от 9 до 7,5 тысячи лет до н. э. И мы точно знаем, что хороший материал может быть скрыт в районе Тернея, но руки туда не доходят. Потому что у нас за год проходит всего десять экспедиций и очень мало специалистов. Два месяца копаешь, а потом нужно все обработать, иначе это превратится в груду ненужных материалов…

Сравнения с голливудским Индианой Джонсом настоящие археологи не приемлют. Как говорит директор музея, худшего разрушителя он в жизни не видел. И все же есть у героя фильма то, что хотелось бы иметь каждому исследователю, – удача. Ведь какие бы инновационные технологии в поиске памятников ни появлялись, человеку может просто не повезти и его лучшая находка так и останется под слоем земли.

Конечно, все археологи мечтают найти что-то необычное, древнее и загадочное. А для Александра Попова важно, чтобы дело всей его жизни продолжалось его учениками. И так будет, пока есть человечество, которое и создает историю.

Электронная версия газеты "Владивосток" №4817 (6522) от 13 май 2021

Комментарии

Добавить новый комментарий

Интервью

Глава Минвостокразвития Алексей Чекунков - о туризме, транспорте и бизнесе на Дальнем Востоке и в Арктике
Алексей Оверчук: Приложение "Путешествую без COVID-19" может стать обязательным 1 июля для стран ЕАЭС
Председатель Счетной палаты Алексей Кудрин: Госсектора должно быть меньше в хозяйственных отраслях
Секретарь Совбеза РФ Николай Патрушев: Сила нашего государства - это прежде всего наши люди
Председатель Счетной палаты Алексей Кудрин: Рост ВВП вряд ли будет 3%, хотя близко к этому
Другие интервью