Умная газета для умных людей
Выходила во Владивостоке с 1907 по 1919 годы. Выпуск возобновлен в 1995 году.
Яндекс.Погода

По прогнозам исследователей, спрос на импорт морепродуктов в Китае может утроиться

18.05.2021

Согласно отчету Шведской королевской академии наук «Китай на распутье: анализ изменений производства морепродуктов в Китае» к 2030 году потребности Китая в импорте морепродуктов могут увеличиться более чем втрое до 18 миллионов тонн. Импорт достиг в 2019 году максимума в 4,3 миллиона тонн, но в прошлом году упал на 20 процентов. Соавторами отчета являются Беатрис Крона, исполнительный директор отдела глобальной экономической динамики и биосферы Шведской королевской академии наук, и Эмми Вассениус, докторант академии. Издание SeafoodSource задало авторам несколько вопросов, чтобы узнать, как рассчитывались показатели 2030 года, а также прояснить экономический и политический контекст отчета.

SeafoodSource: Вы определили, что к 2030 году Китай будет испытывать значительный дефицит морепродуктов. Насколько велик будет дефицит и на чем основываются такие выводы?

Крона и Вассениус: Наш анализ показывает, что к 2030 году Китай, вероятно, увеличит импорт с 6 до 18 миллионов тонн, поскольку внутреннее потребление морепродуктов превысит производство. Это соответствует отставанию от плановых показателей по производству на 2020 год с 9 до 27 процентов. Мы пришли к этим цифрам, выполнив ряд простых шагов. Во-первых, мы совместили национальную и международную статистику для оценки общего объема производства китайских морепродуктов в 2014 году - последнем году, по которому были доступны данные, - для сравнения импорта, экспорта и внутреннего производства с использованием данных Продовольственной и сельскохозяйственной организации (ФАО) и Sea Around, что составило 63 миллиона тонн. Затем мы оценили прогнозируемое производство в 2020 году на основе целей, установленных в 13-м пятилетнем плане развития Китая. Это составило 66 млн тонн. Затем мы оценили нижний и верхний диапазон внутреннего потребления в Китае на 2020 и 2030 годы. Нижний диапазон был рассчитан на основе данных о потреблении с 1978 по 2016 год и линейно экстраполирован на 2020 и 2030 годы. Верхний предел предполагал более экспоненциальный рост, а показатели потребления поэтому были получены путем расчета общего среднего с использованием тех же данных за 1978–2016 годы и применения его как годового увеличения до 2020 и 2030 годов соответственно. На 2020 год верхняя и нижняя планки потребление составили 56 и 58 миллионов тонн соответственно. К 2030 году этот показатели возрастят до 72 и 84 миллионов тонн в живом весе.

Важно отметить, что сценарий низкого потребления, скорее всего, недооценивает будущее потребление, игнорируя резкий рост потребления морепродуктов как в сельских, так и в городских районах Китая в недавнем прошлом. И наоборот, сценарий высокого потребления, вероятно, переоценивает потребление ближе к 2030 году. Однако даже если фактическое потребление морепродуктов будет приближаться к нижней границе, это предполагает, что в 2030 году Китаю потребуется минимум 6 миллионов тонн или максимум 18 миллионов тонн дополнительных морепродуктов для покрытия прогнозируемого спроса. Эти цифры получены путем сравнения производства 66 миллионов тонн в 2020 году с 72 миллионами тонн - нижняя оценка потребления - и 84 миллиона тонн, что является верхней оценкой на 2030 год.

SeafoodSource: От чего будет зависеть, откуда Китай получит необходимые ему дополнительные поставки?

Крона и Вассениус: Как Китай будет удовлетворять свои прогнозируемые потребности в морепродуктах, будет зависеть от внутриполитического ландшафта и от того, будет ли внутреннее производство сохраняться или увеличиваться, или морепродукты будут активнее закупаются за рубежом. Китай может стремиться закрывать свои будущие потребности в морепродуктах за счет отечественной аквакультуры. Хотя озабоченность Китая по поводу продовольственной безопасности снизилась с 1980-х годов, её повышение является заявленной целью политики КНР в области рыболовства и аквакультуры. Однако цели 13-го Пятилетнего плана одновременно направлены на сокращение любительского улова и прибрежной марикультуры, при этом позволяя лишь очень ограниченное увеличение океанического рыболовства. Это оставляет только пресноводную аквакультуру и морскую аквакультуру в качестве реальных источников увеличения внутреннего производства. Оба этих источника будут сталкиваться с ограничениями в потенциале роста и, скорее всего, будут противоречить внутренним амбициям в области устойчивого развития.

Две тенденции предполагают, что Китай может использовать другой подход. Во-первых, растущая покупательная способность китайских городских потребителей и свидетельство смещения предпочтений в сторону увеличения потребления морепродуктов, а также сдвиг в сторону большего количества выловленных в дикой природе морских видов, включая лосося. Это виды, которые Китай в настоящее время не может получить только за счет собственного производства.

Во-вторых, общий рост импорта ряда товаров. Сельскохозяйственные продукты, включая морепродукты, являются одним из восьми основных секторов, которые Китай намерен открыть для международной торговли. Стоимость импортируемой Китаем сельскохозяйственной продукции, по данным Всемирной торговой организации, увеличилась с 20 миллиардов долларов США в 2000 году до 180 миллиардов долларов США в 2016 году. Импорт морепродуктов резко увеличился - с 26 процентов до 400 процентов увеличения с 2014 года, в зависимости от типа продукта. Значительная часть импортируемых морепродуктов в настоящее время все еще реэкспортируется, но это может измениться с ростом внутреннего спроса. Подход, ориентированный на импорт, вдобавок к удовлетворению растущего внутреннего спроса снизил бы противоречие между экономическим развитием и защитой окружающей среды страны и соответствовал бы стратегии, которую многие промышленно развитые страны преследовали в течение последнего столетия – стратегию по аутсорсингу (выносу за пределы страны) внутреннего воздействия на окружающую среду. Естественно, на это также повлияет мировой спрос и предложение на морепродукты, которые определяют их доступность и цены.

SeafoodSource: Каковы доминирующие политические нарративы Китая в отношении морепродуктов и как эти нарративы повлияли на внутреннюю политику?

Крона и Вассениус: Национальная политика Китая, направленная на обеспечение экономического роста, продовольственной безопасности и социальной стабильности, далась ценой серьезного ухудшения состояния окружающей среды внутри страны. Коммунистическая партия Китая отреагировала проведением политики, направленной на «построение экологической цивилизации» - постиндустриальной цивилизации, более сбалансированной с окружающей средой. Однако, несмотря на это усиление «озеленения» политического дискурса, экономическое развитие и национальное обновление остаются важными источниками легитимности для КПК и были двумя ключевыми целями, которые президент Си Цзиньпин изложил в своем послании к Национальному конгрессу Коммунистической партии в 2017 году.

Похоже, что эти два политических нарратива одновременно формируют внутреннюю политику, имеющую отношение к морепродуктам. «Эко-цивилизация» была закреплена в качестве одного из пяти столпов «социализма с китайскими особенностями» в конституции 2018 года, и политика в отношении морепродуктов отразила это развитие на национальном уровне, что очевидно из «Политики создания морской экологической цивилизации»», объявленный в 2015 году. Одновременно продвигается рост морской экономики Китая как способа компенсировать замедление экономического роста на суше и как источник новых ресурсов. Фактически, экономическое развитие рассматривается как средство обеспечения социальной стабильности и достижения цели «умеренно процветающего общества», восходящее к «реформам и открытости» при Дэн Сяопине, когда высокие темпы роста производства, включая продовольствие, были центральными элементами. Рост «голубой» индустрии также рассматривается как способ реализации амбиций Китая по восстановлению международного лидерства и его превращению в морскую державу.

Эти два политических нарратива являются примером внутреннего противоречия между экономическими целями и целями устойчивого развития страны. В прибрежной зоне эта напряженность иллюстрируется компромиссом между расширяющимися секторами экономики океана, такими как разработка морского дна, и их негативным влиянием на производственные мощности сектора рыболовства и аквакультуры Китая через деградацию рыболовных угодий, качество окружающей среды или конкуренцию за пространства. То, как эти две политические концепции взаимодействуют и развиваются, в значительной степени определит внутреннее производство морепродуктов в Китае и повлияет на решения о том, как он сможет восполнить вероятный дефицит морепродуктов.

SeafoodSource: Можно ли удовлетворить прогнозируемый спрос на морепродукты только за счет внутреннего производства?

Крона и Вассениус: Это маловероятно по нескольким причинам. Во-первых, 13-й Пятилетний план устанавливает конкретные цели по сокращению общего производства морепродуктов на 1 миллион тонн и сокращению внутреннего улова как минимум на 3 миллиона тонн. Эти политические амбиции предполагают, что как минимум 2 миллиона тонн дополнительных морепродуктов необходимо будет произвести в других подсекторах морепродуктов, т. е. в аквакультуре или океаническом рыболовстве, чтобы просто компенсировать прогнозируемую нехватку от внутреннего вылова.

Во-вторых, согласно задачам 13-го Пятилетнего плана, количество судов океанического рыболовства должно быть значительно сокращено, при этом производство в этом секторе по существу будет остановлено на уровне уловов 2015 года. Исходя из этого, трудно понять, как океанический флот Китая сможет внести свой вклад в восполнение дефицита морепродуктов.

Вместо этого аквакультура должна вырасти с 49,4 млн тонн в 2015 году до 53,7 млн тонн к 2020 году и примерно до 60 млн тонн к 2030 году, то есть ещё на 10,5 млн тонн. Это не невозможно, но крайне маловероятно, поскольку Китай сталкивается с рядом хорошо задокументированных экологических проблем, связанных с производством морепродуктов. К ним относятся конкуренция за пространство и ограниченная доступность земельных и водных ресурсов для расширения. Но рост производства аквакультуры в Китае может также сдерживаться ограниченной доступностью импортируемой рыбной муки и рыбьего жира для кормов или усилением конкуренции за эти кормовые ресурсы. Производство некоторых новых кормов, таких как мука из микроводорослей и насекомых, уже увеличилось, но остается большая неопределенность в отношении внедрения их в производство кормов в необходимых масштабах.


Больше рыбных новостей читайте в телеграм-канале https://t.me/aspacfish


Далекая окраина

Комментарии

Добавить новый комментарий