Умная газета для умных людей
Выходила во Владивостоке с 1907 по 1919 годы. Выпуск возобновлен в 1995 году.
Яндекс.Погода

ФАС восполнила пробелы в регулировании цифровых монополий

26.11.2021

Глава Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Максим Шаскольский на «правительственном часе» в Совете Федерации на днях сообщил, что в 2022 году ведомство планирует принять пятый антимонопольный пакет, который в том числе защитит потребителей от злоупотреблений со стороны цифровых монополий и попросил комитеты Совета Федерации оказать поддержку при его рассмотрении. Как сообщает ФАС, Шаскольский отметил, что коронавирус отрицательно повлиял на большинство отраслей, но дал импульс к развитию электронной коммерции и интернет-торговли.

«Необходимо защитить потребителей от злоупотреблений со стороны цифровых монополий, — отметил Шаскольский. — За последнее время ФАС России рассмотрела дела в отношении глобальных цифровых платформ: Apple, Google, Microsoft, Booking».

Собственно законопроекты пятого пакета направлены на совершенствование антимонопольного регулирования в условиях цифровой экономики. Изменения в закон о защите конкуренции, по мнению главы ФАС, позволят создать правовые механизмы противодействия злоупотребления властью цифровыми монополиями.

Издание РБК напоминало, что проект пятого антимонопольного пакета был представлен в начале 2018 года. Причина его появления, как поясняли в ФАС, — невозможность эффективного применения стандартных категорий антимонопольного регулирования на цифровых рынках. Служба предложила ввести дополнительные критерии, позволяющие отнести к доминирующим субъектам владельцев крупных инфраструктурных платформ, а также интернет-платформ.

«Многие видят возникающую рыночную власть этих субъектов (интернет-платформ. — РБК), но отсутствие специальных норм, может быть, многим потребителям не дает возможности пожаловаться», — цитировало издание пояснения замглавы ФАС Сергея Пузыревского.

Должны, по версии службы, как сообщало РБК, также появиться определения «сетевых эффектов»: способность интернет-компании при наличии у нее большой базы данных влиять, например, на цену товара. Кроме того, необходим контроль за ценовыми алгоритмами.

«Зачастую компании используют ценовые алгоритмы, которые анализируют рынки, подстраивают цену, — говорил Пузыревский. — И если эти алгоритмы используются для оптимизации взаимоотношений с конкурентами, то мы можем говорить, в том числе о картельных сговорах».

Тогда же, в июне 2018 года, издание публиковало мнение представителей Mail.Ru Group: гендиректор компании Борис Добродеев в письме тогда еще премьер-министру России Дмитрию Медведеву раскритиковал проект, отметив, что разработанные Службой поправки в закон «О защите конкуренции», регулирующие цифровую среду, а также законопроект «О регулировании общедоступных данных» поставят крупные российские интернет-компании в «заведомо неконкурентное положение по отношению к зарубежным игрокам». Инициативы ФАС, по мнению Добродеева, направлены на «продвижение интересов отдельной незначительной части интернет-бизнеса». В качестве примера неудачного эффекта от введения аналогичных инициатив он привел европейский опыт — в результате «в Евросоюзе так и не сформировались собственные значимые игроки в области интернет-коммуникаций, социальных сетей или поисковых технологий — платформ, привлекающих наибольший объем аудитории и создающих наиболее сложные и продвинутые технологии». Рассмотрев письмо, Дмитрий Медведев в начале апреля поручил Игорю Шувалову, занимавшему на тот момент должность первого вице-премьера и ныне экс-главе ФАС Игорю Артемьеву доложить о влиянии пятого антимонопольного пакета на развитие российских интернет-компаний, рассказывали изданию два собеседника, знакомых с поручением.

Один из участников интернет-рынка в свою очередь сообщал РБК, что законопроект «О регулировании общедоступных данных» разрабатывается в рабочей группе при участии «Сколково» и компании Double Data. Выиграют от законопроекта компании типа Double Data, но будет ли он полезен для остального рынка — это, по его словам, вопрос. «С помощью проекта компании, которые собирают данные в Сети не всегда легальным путем, хотят легализовать свою детальность», — отмечал собеседник издания.

Председатель правления фонда «Сколково» Игорь Дроздов пояснял тогда, что в рабочей группе по направлению «Нормативное регулирование» госпрограммы «Цифровая экономика» активно обсуждались несколько законодательных инициатив, в том числе касающиеся доступа к общедоступным данным. Существует три точки зрения: доступ к общедоступным данным должен быть свободным; он может быть свободным, но с условием получения согласия на обработку персональных данных; данные принадлежат тем компаниям, на инфраструктуре которых они были размещены, и доступ осуществляется на условиях и с согласия таких компаний.

В июле прошлого года правовой портал Pravo.ru публиковал статью о том, что делает ФАС, чтобы успеть за новой цифровой реальностью, которая бросает вызов антимонопольным органам всех стран мира и как этому может помочь пятый антимонопольный пакет. В частности, адвокат консалтинговой фирмы Kulik & Partners, член Ассоциации антимонопольных экспертов Елизавета Савина говорила, что у антимонопольных органов не хватает инструментов, чтобы оценить деятельность цифровых компаний и контролировать конкуренцию на IT-рынке. Как заявляла эксперт, критериев, которые помогли бы понять, — обладают ли цифровые платформы доминирующим положением, — нет, что затрудняет рассмотрение антимонопольных дел и ходатайств о согласовании сделок слияния и приобретения цифровых платформ. Непонятно, как оценивать случаи доминирования со сделками крупных IT-компаний и с цифровыми активами. На практике, говорила Савина, антимонопольный орган также сталкивается с необходимостью оценки добросовестности действий различных социальных сетей, маркетплейсов и агрегаторов в борьбе за количество пользователей, определяющих рыночную власть и доходы. Пока, в отсутствии единого подхода к этому, как отмечали эксперты, Служба вынуждена действовать практически на интуитивном уровне.

Портал приводил и несколько практических ситуаций, наглядно отражающих пробелы в законодательстве, которые ФАС планировала восполнить созданием пятого антимонопольного пакета. Одна из них — наиболее резонансная: ФАС выступила против Google, которая запрещала производителям смартфонов предустановку приложений других разработчиков. Это дело обнажило пробелы в законодательстве по делам о нарушениях в деятельности IT-компаний, ограничивающих конкуренцию. Именно в этом кейсе, как отмечал советник антимонопольной практики BCLP Александр Муравин, ФАС заложила основные подходы к тому, — как устанавливать доминирующее положение на «цифровых рынках», как применять закон о защите конкуренции к отношениям, касающимся отдельных компонентов цифровых платформ, в том числе «магазинов приложений», причем тем самым опередив коллег из ЕС, которые в свою очередь завершили аналогичное дело в отношении Google лишь в 2019 году. Другой пример — жалоба в ФАС, поступившая от ООО «Стафори» — разработчика ПО «Робот Вера» на ООО «Хэдхантер», которое блокировало пользователей, использующих стороннее ПО для работы с базой резюме HeadHunter, и продвигало собственный продукт. В этом случае ФАС исследовала и оценила деятельность платформы на рынке услуг по обеспечению информационного взаимодействия соискателей, работодателей и кадровых агентств, показав, как оценивать допустимость практики. Например, когда рыночная сила используется, чтобы закрыть конкуренту доступ к рынку и заменить его продукт для пользователей своим, отмечал Муравин. В деле отмечено, что «антимонопольные иммунитеты» для интеллектуальной собственности не применяются к положениям пользовательского соглашения о вопросах, которые не связаны напрямую с использованием интеллектуальной собственности. По мнению управляющего партнера фирмы «Каменская и партнеры» Татьяны Каменской, это дело стало сигналом от ФАС для IT-компаний к тому, что правообладатель базы данных, которая создаёт площадку для взаимодействия групп потребителей, должен дать к ней равный доступ. А те, кто хочет использовать чужую базу данных, имеющую инфраструктурное значение, могут требовать недискриминационный доступ.

И еще один пример — значимые сделки: Yandex/Uber, Bayer/Monsanto, Yandex/"Везёт». Во всех случаях, сообщает портал, регулятору было необходимо оценить эффект для конкуренции в части функционирования цифровых платформ (агрегаторов) и объединения цифровых технологий. Например, сделка Yandex/"Везёт» была направлена на приобретение Yandex call-центров и программного обеспечения у компании «Везёт», чтобы укрепить участие на рынке заказа такси в субъектах РФ. ФАС отказалась согласовать сделку и указала, что она может усилить доминирующее положение Yandex на рынке агрегации такси как на федеральном уровне, так и на уровне субъектов. Две другие сделки были одобрены. Правда, позднее — уже в феврале этого года издание «Ведомости» со ссылкой на информацию пресс-службы компании «Яндекс» сообщало, что «Яндекс.Такси» покупает колл-центры и бизнес по заказу грузоперевозок группы «Везёт» за 178 млн долларов. В компании пояснили, что в отличие от анонсированного в июле 2019 г. соглашения, новая сделка «подразумевает приобретение лишь части (!) активов «Везёт», а также — действует в ограниченном количестве регионов и не распространяется на программное обеспечение».

Эксперты, чье мнение публиковал в прошлом году правовой портал, отмечали, что принятие пятого антимонопольного пакета станет большим шагом вперед. Но этого может быть недостаточно. По словам Савиной, «потребуется еще немало времени для создания законодательной базы по регулированию цифровых рынков и деятельности IT-компаний, а также для формирования единообразных подходов в практике применения».

ИА REGNUM

Комментарии

Добавить новый комментарий